Здание Налоговой инспекции
Проектная организация: Резерв
наше мнение мнение архитектора мнение критики ваше мнение





Здание Налоговой инспекции. Фото: Илья Иванов






Здание Налоговой инспекции. Задний фасад. Фото: Илья Иванов




Здание Налоговой инспекции. Фото: Илья Иванов

Адрес: Земляной вал, 9
Архитекторы: Владимир Плоткин, Ирина Деева, Наталия Анохина, Алексей Бородушкин, Дмитрий Казаков, Александра Логвинова, Марина Шершова, Анна Романова
Инженеры: Илья Кац, А.Мамаев, Виктор Андреев, В.Шишкин   
Проектирование: 2001 — 2004   
Строительство: 2005 — 2007  
Заказчик: ЗАО «ТЕМА»
Генподрядчик: «Буиг Строй»
Площадь застройки: 7.244 кв.м
Общая площадь: 97.292 кв.м

наше мнение

Фирменный стиль Плоткина во всей красе: наложенные структуры как формообразующий принцип, белый цвет, стекло. Впервые - в самом центре. Но необходимые «поклоны» среде (эркеры и впадины, изгиб фасада, карнизы) только подчеркнули стильность этой архитектуры. Смущает лишь гигантский масштаб, который привел сюда этот комплекс...

мнение архитектора

Административный комплекс общей площадью 87462 кв. м расположен в зоне градостроительного регулирования застройки. Комплекс состоит из 8-10-ти этажного здания по ул. Земляной вал, 16-ти этажного корпуса по Путейскому тупику и 11-ти этажного корпуса по Садовому тупику. Со стороны депо М.Ж.Д. к комплексу примыкает 4-х этажная автостоянка. Под корпусами 1, 2 и 3 предусмотрены 2-уровневые подземные автостоянки. Цокольные и первые надземные этажи 1 и 2 корпусов в зоне пересечения с рекой Черногрязкой разрезаны арками. Вестибюль входа расположен в цокольном этаже со стороны атриума. Комплекс имеет развитую структуру бытового и спортивно-оздоровительного сервиса: минимаркет, парикмахерскую, зоны отдыха, столовые, универсальный спортзал с сопутствующими помещениями, тренажерный зал, оздоровительный блок.

Страничка здания на сайте Агентства архитектурных новостей:
http://agency.archi.ru/object_current.html?id=537

Владимир Плоткин:

Это, наверное, самый контекстуальный дом у меня. Раскланялся во все стороны! И ручкой помахал, и ножки раставил, и голову повернул… И когда все это изложил, прошел экспертизу в Москомнаследии с таким успехом, какого никогда не было. Ни к чему не придрались! Потому что тут было много «литературы», которую легко считать. Хотя никакого напряжения нам это не составило. И пусть не обижаются коллеги, но, по-моему, это самая простая задача такого рода. При этом, конечно, сделать все нужно прилично и не поступиться, не дай бог, принципами. По фотографиям видно, что не наврали ни на один сантиметр. Все карнизы работают. Дом стоит на повороте Садового кольца, поэтому были определенные сложности: он не параллелен ни одному, ни другому соседу, по-своему стоит.

Из интервью Николаю Малинину, 20 июня 2007 

мнение критики

Юлия Тарабарина:

На Садовом кольце, недалеко от метро «Курская», приближается к завершению строительство здания Налоговой инспекции по проекту Владимира Плоткина.
Здание состоит из трех соединенных вместе корпусов: «фасадного», выходящего на линию Земляного вала, и двух объемов во дворе – один, с квадратным колодцем внутреннего двора, предназначен для офисов, второй, повыше и немного компактнее, в котором разместится собственно налоговая инспекция.
Его основа – прямоугольные блоки корпусов, все фасады которых крупно расчерчены черно-белыми полосами «ленточных» окон. Полосатость дополнена тонким горизонтальным пунктиром маленьких окон, крупной строчкой «сшивающих» между собой белые и черные горизонтали, снимая резкость цветового контраста и еще раз подчеркивая горизонтали.
Поверх полосатой основы асимметрично в разных местах наложены большие прямоугольники: стеклянные, белые, плоские, выступающие или, наоборот, сильно углубленные. Создается ощущение взаимного проникновения двух структур – одной очень строгой – условно говоря, основы, и другой, более динамичной, обогащающей и усложняющей исходную геометрию.
Подобное сочетание – основа многих работ Владимира Плоткина. Но в данном случае, кажется, на стороне динамичной составляющей помимо собственно авторского художественного чутья решили выступить различные объективные обстоятельства. Асимметрия усилена тем, под землей по участку протекает забранная в трубу главная речка Немецкой слободы Черногрязка.
Уличный фасад, оказавшийся между 4-этажным доходным домом XIX века и двумя внушительными «сталинскими», отвечает их  структуре и пропорциям. Соседнее сталинское здание определяет высоту, провоцирует появление стеклянного аттика, который у Плоткина оказывается более высоким, на целых три этажа, но будучи немного отодвинут от плоскости фасада, из-за перспективного сокращения попадает в тот же ритм и масштаб. Два остекленных выступа становятся отражением глубоких лоджий на сталинском доме. С другой стороны фасад «привязан» к высоте четырехэтажного дома с помощью белого прямоугольника, отсекающего небольшую часть ленточных окон. По словам архитектора, здесь даже «чересчур много поклонов в разные стороны».
Однако неизбежные в центре города «поклоны» вовсе не портят здание – напротив, вторгаясь, они, кажется, вызывают некоторое пластическое возмущение, которое за неимением «обстоятельств», скорее всего, следовало бы в любом случае придумать. Вторжение не изменяет общей стилистики – кристально четкой, пронизанной бело-стеклянной легкостью, искупающей большие размеры. Просто внутри уверенной в себе, отточенной и вполне завершенной художественной системы возникают то ли своего рода «круги на воде», то ли – естественная реакция на раздражители, как у раковины-жемчужницы, в которую попал песок.

Юлия Тарабарина. СТРОГИЙ, НО СИМПАТИЧНЫЙ. Агентство архитектурных новостей, 22 января 2007
http://agency.archi.ru/news_current.html?nid=3124


Алла Павликова:

Решение о проектировании и строительстве административного комплекса было принято Правительством Москвы еще в октябре 2000 г. Район северо-восточной части Центрального административного округа столицы, где был выделен участок, отличается плотной, исторически сложившейся застройкой. Присутствует здесь и фонд ветхих изношенных сооружений, остро нуждающихся в реконструкции. Другая проблема – тесное соседство промышленных предприятий с жильем. Площадка под строительство административного комплекса оказалась свободной от капитальных сооружений, и проблем со сносом практически не возникло – здания барачного типа, попавшие в пятно застройки, находились в удручающем состоянии. Снести понадобилось до десятка полуразвалившихся домов, среди которых основная часть была представлена нежилым фондом. Однако 12 семей все-таки пришлось отселить на жилую площадь, выделенную Департаментом муниципального жилья и жилищной политики.
Изначально комплекс проектировался исключительно как административный. В нем должны были разместиться органы двух разных служб: налоговой инспекции и налоговой полиции. В связи с этим предусматривалось функциональное деление комплекса на два автономных корпуса. Вскоре налоговую полицию упразднили. Проект пришлось перерабатывать, однако двучастная композиция сохранилась и после смены функции. Главный корпус, уходящий вглубь квартала, стал офисным центром, а в более компактном пятнадцатиэтажном блоке, отнесенном на задний план, к южному углу участка, поместилась налоговая инспекция. Изменения не могли не затронуть и внешнего облика здания – пришлось вносить коррективы в решение фасадов. Нарезанное в соответствии с коридорно-кабинетной схемой внутреннее пространство было преобразовано в open-space.
На стадии рабочего проектирования возникли новые сложности, связанные с появлением фигуры генподрядчика – организации «Буиг Строй». Многое из заложенного в проект по его требованию пришлось удешевлять, упрощать. С самого начала существовали жесткие финансовые ограничения. Экономить приходилось на всем, притом что требовалось построить здание класса А. Аналогичного бизнес-центра поблизости не было. А потребность налицо: выгодное положение в центре города на одной из главных транспортных магистралей, в динамично развивающемся районе. Тем не менее, архитекторы сумели найти решение, в целом удовлетворившее всех – и инвесторов, и арендаторов. «Если бы я проектировал комплекс сейчас, то он, наверное, был бы совершенно иным. Но восемь лет назад он виделся таким», – говорит Владимир Плоткин.
Градостроительное окружение здания довольно пестрое: от дореволюционной застройки до конструктивизма и сталинской неоклассики. Перед архитекторами стояла задача гармонично вписаться в стилевой разнобой района, а кроме того, найти верное решение посадки здания на участке, расположенном в аккурат на переломе Садового кольца. «Дом стоит по касательной к красной линии застройки, образующей в данном месте дугу, – рассказывает В.Плоткин. – Он привязан к соседям справа и слева. Тем самым удается соблюсти общий ранжир».
Реагирует комплекс в первую очередь именно на соседей. С одной стороны – это четырехэтажный доходный дом XIX века, переведенный в нежилой фонд, с другой – жилой комплекс сталинского времени. Первый эшелон застройки, который формируется девятиэтажным корпусом, был привязан к линии аттикового этажа сталинского дома. Отодвинутый на 9 м, второй эшелон на три этажа выше, но это визуально скрадывается благодаря срежиссированному перспективному сокращению. Самый же высокий пятнадцатиэтажный корпус, благодаря 40-метровому отступу от красной линии, практически не просматривается в развертке Садового кольца. Что касается отсылки к высоте четырехэтажного дома слева, то она носит чисто пластический характер – благодаря сбивке оконных проемов.
Здание имеет сложную структуру. Прежде всего, по участку проходит подземный коллектор – забранная в трубу речка Черногрязка, приток Яузы. В результате в уровне первого этажа появляется изгибающийся вдоль ее русла сквозной пассаж, рассекающий здание с запада на восток. На полпути к нему перпендикулярно возникает внутренний двор, разделяющий центр «Ситидел» и налоговую инспекцию. С противоположной стороны предусмотрен открытый атриум, оказывающийся композиционным центром северной половины комплекса и охватывающий девять верхних этажей. Его предполагалось застеклить, однако, в конце концов, от этой идеи пришлось отказаться, во-первых, по экономическим соображениям, а во-вторых, со слов заказчика, для выходящих сюда офисных помещений открытый атриум – источник дневного света и свежего воздуха. С четвертого уровня предусмотрен доступ во внутренний двор, благоустроенный и озелененный.
Внешний облик комплекса отличает композиционная многоплановость и пластическая изобретательность. Плоскость главного фасада прорезана двумя титаническими порталами, один из которых открывается в пассаж и внутренний двор, помимо коммуникационной и рекреационной функций они решают проблему естественного освещения здания с его глубиной, достигающей более 80 м. Ярко выраженный ритм глубоких лоджий соседних сталинских домов провоцирует появление «контрформы» – пары остекленных эркеров, сообщающих комплексу дополнительную скульптурность. Широкие полосы из светло-бежевого алполика, протянувшиеся вдоль всего периметра здания, перемежаются с затемненными лентами остекления, последние оторочены узкими вытянутыми проемами-бойницами. В основе же композиционного и пластического решения всего комплекса – как целого, так и каждой из его частей – лежит все та же плоткинская матричная структура, точнее, суперпозиция нескольких матриц – с многочисленными отклонениями и нарушениями геометрических правил как следствие изощренных градостроительных ограничений и социально-функциональных требований.
Членение здания на отдельные блоки, врезка внутренних дворов и пассажа, подчеркнуто горизонтальная разлиновка объемов, наложение и взаимопроникновение разногабаритных композиционных сеток – все это способствует техничному сокрытию реального объема здания. Инвестор, как водится, хотел получить на сравнительно небольшом участке – немногим более 7200 м2 – весьма приличный выход – в итоге он составил без малого 100 тысяч м2.
Комплекс имеет развитую инфраструктуру: торгово-рекреационную зону, оздоровительный блок, фитнес-центр с бассейном и зоной SPA, которые сосредоточены в нижних уровнях. Планировка экономически выверена: площадь типового этажа офисного центра составляет порядка 5 тысяч м2, соответствующее размещение лифтовых групп и холлов позволяет разбить этаж на пять офисных «отсеков», благодаря чему процент потерь на площадях общего пользования не превышает 10. При нарезке на мелкие помещения потери полезной площади были бы не в пример больше вследствие появления дополнительных коридоров. Каждый из корпусов имеет автономный вход. В габаритах здания расположены две отдельные подземные двухуровневые автостоянки. Въезды разведены: на территорию офисного центра со стороны Путейского тупика, на автостоянку налоговой инспекции – с Садового тупика.
Окидывая взглядом восемь лет труда, В.Плоткин говорит, что разработанный и утвержденный проект исполнялся сравнительно аккуратно. «Дело в том, – рассказывает архитектор, – что очень жестко были поставлены условия договора между заказчиком и подрядной организацией, соответственно это повлияло и на нас. Практически все решения, заложенные на стадии проекта, сохранились в РЧ и в реализованном объекте. Была договоренность проект не менять. Это дисциплинировало. Для нас это была очень хорошая школа, в том плане, что проект надо делать как можно подробнее и ответственнее».
Помимо отказа от атриумного покрытия единственное, что пришлось поменять – это фасадные отделочные материалы. Первоначально были заложены крупноразмерные керамогранитные плиты высотой 1,2 м – размер, соответствующий параметрам межэтажных тяг. Когда же выяснилось, что сертифицированных материалов требуемых габаритов нет, остановились на алполике. Такой выбор был вполне оправданным с точки зрения как финансовой, так и технологической.
Современная архитектура, в том числе в ее ригористичной неомодернистской версии, внедряясь в исторический центр города, вынуждена искать компромисс между старым и новым. Как правило, она стремится войти в исторически сложившееся окружение без излишних эксцессов, а значит – без взлома. Административный комплекс на Земляном валу – это пример искусного

Алла Павликова. БЕЗ ВЗЛОМА. АДМИНИСТРАТИВНЫЙ КОМПЛЕКС НА ЗЕМЛЯНОМ ВАЛУ В МОСКВЕ. «Архитектурный вестник», 2008, № 4 (103)
http://archvestnik.ru/ru/magazine/av-4-103-2008/bez-vzloma-administrativnyi-kompleks-na-zemlyanom-valu-v-moskve


Юлия Тарабарина:

Москва строится стремительно и повсюду, в центре и на окраинах. Две интересные новые постройки появились на Садовом кольце. Каждая из них по-своему сочетает стильные модернистские фасады с аккуратным отношением к окружающей ткани исторического города.
[…] Все стены здания, строительство которого завершается рядом с метро «Курская», крупно расчерчены черно-белыми полосами конструктивистских «ленточных» окон. Полосатость дополнена тонким горизонтальным пунктиром меньших проемов, крупной строчкой «сшивающих» между собой белые и черные горизонтали, снимая резкость цветового контраста. Поверх в разных местах асимметрично наложены большие прямоугольники: стеклянные, белые, плоские, выступающие или, наоборот, сильно углубленные. Их композиция кажется произвольной, однако это не совсем так: на самом деле подобным образом здание реагирует на различные «привходящие обстоятельства» -- например, внизу протекает забранная в трубу речка Черногрязка, и план становится более асимметричным. Справа стоит «сталинский» дом с двумя глубокими лоджиями -- «в ответ» на фасаде возникают два прямоугольных уступа и аттик. По словам архитектора, здесь даже «чересчур много поклонов в разные стороны».
Однако неизбежные для центра города «поклоны» не портят здание -- напротив, кажется, что, вторгаясь, они вызывают необходимое пластическое возмущение. «Вторжение» не меняет общей стилистики, кристально четкой, пронизанной бело-стеклянной легкостью, искупающей большие размеры. Просто внутри отточенной художественной системы возникают то ли своего рода «круги на воде», то ли естественная реакция на раздражители, как у раковины-жемчужницы, в которую попал песок.

Юлия Тарабарина. САДОВОЕ ТОВАРИЩЕСТВО. «Время новостей»,  2 февраля 2007
http://www.vremya.ru/print/170358.html

Мария Фадеева:

Истории проектов ТПО «Резерв», связанные с власть имущими заказчиками, всегда сложны. То проектировали здание для суда, а он превратился в офисный центр (его сейчас достраивают на площади Тверской заставы), то проектировали Арбитражный суд Московского округа с социальной инфраструктурой (у метро «Новослободская»), а инфраструктуру отменили. Вот и в новом здании, появившемся на Садовом кольце, а точнее - на Земляном валу у Курского вокзала, сначала должны были разместиться Налоговая инспекция и Налоговая полиция, но где-то в середине разработки проекта «полицейский» институт отменили, и его корпус пришлось переделывать, как и в случае с первым судом, в офисный центр. А это означало менять планировку с кабинетной на open space, рассчитывать выход полезных площадей. Кстати, этот коэффициент тут неимоверно высок для Москвы, почти 0,9. В результате, по своему устройству здание напоминает детскую игрушку, прозрачный кубик с несколькими этажами лабиринта, в котором надо спустить шарик с верхнего уровня на нижний.
Впрочем, в отличие от того кубика, это здание не так прозрачно, и, разглядывая его снаружи, не сразу догадываешься о перипетиях проектирования и многосоставности (юридически тут два корпуса, а фактически можно выделить три). Не попав внутрь, не узнаешь, что там есть внутренний двор-колодец, придуманный ради освещения очень широкого корпуса. «Будто комод с несколькими вынутыми ящиками», - охарактеризовал его пользователь KontRa на форуме сайта «Другая Москва», где обсуждают современную московскую архитектуру. Автор проекта, один из трех руководителей «Резерва» Владимир Плоткин разыграл любимую тему сеток, о которых однажды написал книгу (их же можно увидеть в ранее упомянутых зданиях).
Свои сетки он строит по законам золотого сечения, а потом накладывает их друг на друга, искажая и смещая акценты, а иногда разрушая ритм. Вот и тут, любой из фасадов – это множественные слои сеток, наложенные друг на друга. Наиболее насыщенный, конечно, главный: вертикальные прямоугольники стекол на заднем плане, чередующиеся белые и стеклянные линейки - на переднем, а еще строчки фрамуг, выглядывающий справа задний корпус, проемы с проходами, эркеры, изначально придуманные для размещения кабинетов налогового начальства.
При этом у большинства этих сеток были свои точки отсчета. Например, мостик высотой в этаж слева отбивает высоту соседнего здания XIX века, а его угловая глухая часть мешает долететь стеклянной линии до соседа – дабы не потревожить. В свою очередь верхняя отметка 9-ти этажного объема, находящегося на первом плане, совпадает с предпоследним карнизом соседней «сталинки», средний карниз тоже совпадает с одной из белых горизонталей... Один из проемов, а здание это проходное, сделан из-за того, что под землей там проходит труба со спрятанной в нее рекой Черногрязкой, то есть там не могло быть фундамента.
Из-за таких выраженных «кивков» окружению, архитектор считает это здание одним из самых контекстуальных в своем творчестве. Действительно, по сравнению с «великим и ужасным» «Аэробусом», воспевшем антигуманность панельной застройки, Налоговая инспекция выглядит мирным существом, хоть и неожиданно громоздким по сравнению с пустотой, бывшей здесь ранее. Но это ведь вопрос привычки и возможности потемнения фасада со временем.

Мария Фадеева. КВАРТАЛ В СЕТОЧКУ. У Курского вокзала построили офисный комплекс-лабиринт, похожий на детскую игрушку. «Ведомости – Пятница», 21 марта 2008
http://friday.vedomosti.ru/article.shtml?2008/03/21/11992


Александра Рудык:

Образец градостроения. Зажатое между четырехэтажным доходным домом XIX века и двумя сталинскими домами, здание вполне органично вписывается в сложившуюся историческую застройку. Прямоугольные блоки трех корпусов ритмично расчленены горизонтальной сине-белой полоской, вставлены один в другой и имеют разную этажность и зрительные акценты, отвечающие окружению. Например, белым цветом на углу главного фасада отбита высота четырехэтажного дома, а высота стеклянного аттика, отодвинутого чуть вглубь, зрительно точно совпадает с верхним карнизом сталинского дома. Смущает лишь масштаб: раньше на этом месте был пустырь, а теперь — громадина, хотя и весьма изящная

Владимир Плоткин: «Здание запланировано еще 8 лет назад, и теперь бы я сделал все иначе. Хотя, если серьезно, результатом доволен, мне за него не стыдно. Это один из наших самых контекстуальных объектов. Мы решили все задачи, поставленные соседями: учли высоту доходного дома, ритм лоджий сталинских зданий и пр. Конечно, объем вышел большой, но таков заказ, хотя мы старались максимально минимизировать его зрительно. Думаю, нам это удалось со всех сторон, разве что если ехать со стороны Красных Ворот, дом может показаться громоздким».

Александра Рудык. НАЛОГОВАЯ ИНСПЕКЦИЯ. «Афиша. Все развлечения Москвы», № 224, 5 мая 2008
http://www.afisha.ru/article/nal_insp/

Постановление Правительства Москвы от 24 октября 2000 г. № 843 о строительстве административного комплекса во вл. 11-19 по ул. Земляной вал для размещения территориальных налоговых инспекций и служб налоговой полиции по г. Москве
http://www.mka.mos.ru/detail.asp?tuid=96D7586A...

Евгений Соколов:

Если я всегда относился к В.Плоткину как одному из наиболее интересных архитекторов Москвы, то некоторые последние работы (а некоторые нравятся) вызывают, как ни странно мне это ощущать, недоумение.
Отчего так получается?
Из интервью Г.Ревзину мы можем понять его мнение – «нацеленность на контекстуальность – сегодняшнее заблуждение, ошибка».
Это я воспринимаю как заблуждение самого В.Плоткина. Дело вот в чем.
Если понимать контекстуальность или иначе - средовой подход, как «стараться быть чуть скромнее, незаметнее соседа», то действительно, результат будет все хуже и хуже. И, к сожалению, такой подход распространен и приносит свои плачевные плоды в больших количествах.
Но прямое ему противопоставление идеи, что хорошее здание будет хорошо в любом месте, далеко не всегда себя оправдывает.
И пример тому здание «налоговой» на Садовом, на Земляном валу. Получилось плохо. Лично мне не нравится. Это здание хорошо вписалось бы в атмосферу природного окружения – сада, но не Садового кольца. Так вот средовой подход в моем понимании призывает проектировать здание, ГАРМОНИРУЮЩЕЕ с окружением, чего не получилось (сейчас не получается сделать детальный анализ почему это произошло - сложный случай). И это не обязательно подчиненность ансамблю окружения, которого может и не быть, тем более «растворение», это может быть и доминантой, или акцентом в нем. Это первое.

Форум портала Archi.ru, 19 июля 2008
http://archi.ru/forum/viewtopic.php?t=2410

 

ваше мнение

Stan | 3301 дн. 8 ч. назад
Этот полосатый сундук в контексте садового - как белые кроссовки под деловой костюм.

Бело-полосатую ytdyznbwe, прилипшую к стеклянному объёму - убрать, стеклянный объём поставить на ножки. Добавить детали, цвет, слегка поломать вход. Всё.
пс: ну пробейте ещё пару небольших дырок, раз это такой "фирменный приём" Широкая улыбка
Гость | 3577 дн. 22 ч. назад
Жуть!
Гость | 3578 дн. 15 ч. назад
Неее ребят на стадии проекта, смотрелась гараздо лучше.
вот что значит грамотная подача. А реализовали так смотреть страшно.
Гость | 3579 дн. 16 ч. назад
автор - бессеребреник!
Гость | 3580 дн. 12 ч. назад
ХАХАХА! Видимо автору налоговая когда-то насолила))))))))))))
Месть страшная месть....
Перейти к обсуждению на форуме >>