Офисное здание в 3-ем Зачатьевском
Проектная организация: Остоженка
наше мнение мнение архитектора мнение критики ваше мнение

Офисное здание в 3-ем Зачатьевском

Офисное здание "Чайка-Плаза" в Зачатьевском переулке. Фото: Николай Малинин

Офисное здание "Чайка-Плаза" в Зачатьевском переулке. Фото: Николай Малинин

Офисное здание "Чайка-Плаза" в Зачатьевском переулке. Интерьер вестибюля. Фото: Юрий Пальмин






Офисное здание "Чайка-Плаза" в Зачатьевском переулке. Фрагмент дворового фасада. Фото: Николай Малинин

Офисное здание "Чайка-Плаза". Вид по Коробейникову переулку. Фото: Николай Малинин

Адрес: Коробейников переулок, 24
Архитекторы: Александр Скокан, Дмитрий Гусев, Иван Воронежский, Ольга Фридлянд
Заказчик: «Капитал Груп»
Интерьеры:
проектная организация: "архитекторы АСК"
архитекторы: Евгений Асс, Татьяна Калинина, Ника Джапаридзе, Р.Демьянов
Изготовление и монтаж стеклянных и металлических изделий: "Биоинъектор"
Площадь: 4.360 кв.м
Проектирование и строительство: 1997 - 1999

наше мнение

Из всего, что построено в Москве в 90-е годы, этот дом мне кажется одним из самых красивых.

И при том - образцовым. Именно такими домами должна бы застраиваться Москва. По крайней мере, ее исторический центр.

Тут есть некое несоответствие. Как произведение искусства может быть образцовым? Разве картины Ван Гога или романы Джойса подходят под это определение?

Но город есть город. Архитектура - самая зависимая из муз. От времени, места, цезаря, вьюги. Соорудить что-то небывалое и невиданное в принципе возможно. Точно также как нарисовать черный квадрат, сочинить музыку без звуков или написать роман сразу на всех языках.

Искусство как эксперимент может продолжаться сколь угодно долго. Но есть в этом какая-то подозрительная легкость. Для того чтобы порубать иконы или выставить корову, замаринованную в формалине, не требуется ни особого мастерства, ни мужества. Разве что смекалка и азарт.

И совсем другое дело - создать нечто гармоничное в жестких рамках. Достоинства нынешней московской архитектуры измеряются обычно количеством преодоленных трудностей: денег мало, согласований много, заказчик - дурак, строитель - халтурщик. Подвигом кажется обычный дом, в котором нет хотя бы трещин, а еще лучше - башенок.
И вдруг посреди всей этой суеты и маеты возникает здание, которое можно мерять уже иными категориями. Не делая скидок, не кивая на трудности.

Конечно, не «вдруг». У архитектурного бюро «Остоженка» и его руководителя Александра Скокана есть внятная программа, которую они проводят уже десять лет. По сути очень простая. Есть город Москва. В нем - исторический центр. Плохо ли он сохранился, хорошо ли - не суть важно. Он есть, и это единственная данность. Строя здесь, ты не должен швырять в небо железобетон, вылезать за красные линии, превышать этажность, закрывать перспективы, в общем - вести себя неприлично. Более того: ты должен восприять дух места, поддержать его, если он скукожился и вернуть, если тот совсем сдох.

Первый шаг в осуществлении этой программы сделать вроде бы очень легко - и в то же время безумно сложно, поскольку всякий нормальный заказчик хочет максимальной выгоды с квадратного метра. И все-таки: здание должно быть небольшим.

Дом на углу Коробейникова и 3-го Зачатьевского переулка именно такой. Чтобы почувствовать разницу не надо далеко ходить. Со стороны Остоженки его закрывает жилой дом, известный как «Опера-хауз» Галины Вишневской. В нем сотня просчетов, но на половину можно было бы закрыть глаза (мало ли в Москве нелепой архитектуры?), если бы он был раз в десять меньше.

Итак, первое условие соблюдено, а дальше начинается самое странное. В этом доме нет ни радикальных форм, ни металлических конструкций, ни ярких цветов, ни каких-то особенных деталей. По большому счету - коробка. Первый этаж забран в гранит, выше - штукатурка, третий этаж - сплошное остекление. Вроде ничего особенного. Ощущение же искусства проистекает из диалога всего двух элементов.

Это и есть фирменный прием «Остоженки»: сыграть в одно касание. Одной (максимум - двумя) каплями размочить сухую плоскость и превратить ее в картинку.

Здесь таких «капель» накапало целый «стакан». Стеклянный этот предмет вдвинут эркером в боковой фасад, но кажется, что вынут он из главного - где на его месте образовалась эффектная арка. Арка кажется несерьезной, словно бы вырезанной в гипсокартоне, не говоря уж о том, что таковая вещь - примета «евроремонта», в котором она символизирует «архитектуру». Но именно эта ее домашность и рукотворность есть изящный щелчок «московскому стилю», в котором арка непременно означает власть.

Форма же «стакана» вполне конструктивистская, такой же округлый выступ есть и в щусевском Наркомземе, и в гинзбурговском Наркомфине. Но при этом он оторван и от земли, и от самого фасада, что метафоризирует известную «оторванность» прототипа, и вообще - художественный жест.

А более всего этот «стакан» похож на движущийся лифт, упавший откуда-то с неба, - что придает монотонному фасаду определенный динамизм. И что особенно хорошо читается на фоне разукрашенных, но безжизненных стен школы Вишневской. Трудно сказать, по кому это соседство бьет сильнее: по Скокану, чей дом оказался заткнут за спину этого бреджлобпроекта, или по Посохину, который на фоне такого «Мондриана» кажется полным «Дубовским».

Наконец, здесь мы имеем замечательный интерьер, признанный лучшим на «Золотом сечении» в 1999 году. Любопытно, что Скокан не только не приложил к нему руки, но даже и не знал о готовящейся «интервенции». Однако же интерьер вполне конгениален экстерьеру (делали его ассы: Евгений Асс, Татьяна Калинина и Ника Джапаридзе): это матовые зеленоватые плоскости, наслаивающиеся одна на другую, вкрапления металла, эффектный свет - короче, все тот же минимализм, холодноватый и изысканный.

 Николай Малинин. ДОМ СО СТАКАНОМ. Вечерний клуб. 18 сентября 1999

мнение архитектора

Офисное здание построено в рамках программы Правительства Москвы по восполнению утраченной исторической застройки. Участок расположен вблизи охраняемых государством Зачатьевского монастыря и «Дома Шаляпина».Здание закрепляет красную линию на углу переулков и выходит на соседние владения глухими брандмаузрами. С северо-востока со стороны «Дома Шаляпина» здание понижается до 1-2 этажей. Верхний этаж сделан с отступом от фронта улицы и имеет сплошное остекление. Стеклянный зркер отмечает угол переулков и привлекает внимание при взгляде с Остоженки. Вход расположен со стороны Коробейникова переулка и решен в виде арки, ведущей в двусветный вестибюль. Фасады, лишенные активной пластики, поддерживают масштаб окружающих исторических 2-х этажных домов. Конструктивная схема - монолитный железобетонный каркас, в отделке использован естественный камень (гранит) и штукатурка.

мнение критики

Николай Малинин. ДИКТАНТ ТИРЕ СОЧИНЕНИЕ. АРХИТЕКТУРНОМУ БЮРО «ОСТОЖЕНКА» - 10 ЛЕТ. «Независимая Газета», 11 июня 1999
http://archi.ru/press/malinin/m25.htm

ваше мнение

Гость | 3798 дн. 21 ч. назад
Остоженка rulez!
Особенно поразило то, что это здание было построено в разнузданные девяностые, а не сейчас, когда народ (и чиновники) стали привыкать к минимализму и хай-теку.
Перейти к обсуждению на форуме >>