Торговый центр «Гвоздь»
Проектная организация: Остоженка
наше мнение мнение архитектора мнение критики ваше мнение
Торговый центр "гвоздь". Фото: Юрий Пальмин, Владислав Ефимов









Торговый центр "Гвоздь". Интерьер







Торговый центр "Гвоздь". Козел и Машка

Адрес: Волоколамское шоссе, 103
Архитекторы: Александр Скокан, Андрей Яралов, Владимир Лабутин, Иван Воронежский, Михаил Скороход
Инженер: Галина Марова
Заказчик: ЗАО «Торисс»
Генподрядчик: "ПСП-Фасман"
Бюджет: 20 млн. долл.
Площадь: 17.000 кв.м.
1997 – 2001

наше мнение

На рынке торговой недвижимости «Гвоздь» считается самым хрестоматийным примером провала. Об этом много писала деловая пресса, а заголовки статей («Не к месту вбитый «Гвоздь», «Гвоздь» в спину ритейла») свидетельствовали, что хорошо придуманные образ и название продолжают работать даже после неудачи проекта. Прогорел он прежде всего из-за неудачного места: оказался страшно далек от народа вообще и от метро в частности. Плюс неудачная развязка с МКАД и маленькая неудобная парковка. Сыграли свою роль и метания заказчика, который сначала строил магазин стройматериалов (откуда и название), потом передумал, построил «просто» торговый центр, потом распродал площади якорным арендаторам («Седьмому континенту» и «Техносиле»), в результате чего у магазина оказалось слишком много владельцев. Заказчик вообще был не сильно опытный: второй классический пример бизнес-провала – его же пассаж «Французские галереи» (впрочем, «Гвоздь-2» на проспекте Андропова уже имел успех). В итоге верхние этажи «Гвоздя» трагически пустовали, и спустя два года после открытия здесь решили сделать рынок «Новомитинский», позвав сюда торговцев, изгнанных из храмов спорта – «Лужников», ЦСКА и «Динамо».

Конечно, проблема «как добраться» - из числа самых главных, но ведь ломится же народ по забитой Ленинградке в «Ашан» и «Мегу», а значит, проблема не только в этом. Похоже, «Гвоздю» просто не повезло со временем: он начался до кризиса, продолжился сразу после, а накрылся в 2003-м. И ровно в это же время сложился «правильный» формат торгового центра не-в-центре, где есть и кино, и еда, и большая парковка. Ну и торговая концепция точная: или это уникальные товары, или уникальные цены, или просто всего много – чтоб было ради чего в эдакую даль тащится. Всего этого в «Гвозде» не было, а делать было уже негде, да и поздно: репутация, как выяснилось, вещь промокаемая.

К архитектуре все это имеет, конечно, отношение косвенное, хотя некоторые бюро (ABD, например) работают с заказчиками и на этом фронте, умудряясь порой отговорить их от неверных шагов и даже посоветовать ходы точные. Некоторые эксперты, правда, намекают, что Скокан со товарищи «перестарались»: магазин-де стал заложником своих «гвоздей» и перепрофилировать его было труднее, чем какую-нибудь простую коробку. Но это, скорее, все-таки комплимент.

А зодчие действительно постарались: «Гвоздь» был первым торговым центром с ярким образом. Это уже потом стало ясно, что «упаковка» для магазина не менее важна, чем для товара, в нем продающегося. Это уже три года спустя появились «Европарк», «Варшавский», «Калужский», где архитектура стала играть чуть не первую скрипку. А в тот момент вокруг были или убогие ларьки, или унылые ангары, или завешанные рекламой советские магазины. Скокан с Яраловым первыми прочувствовали зов времени и превратили архитектуру магазина в шоу, в аттракцион – чего, кстати, прежде всячески гнушались. Может быть, конечно, этот аттракцион был недостаточно гламурен: че, ребят, какие гвозди, я тут на мерсе подъехал плазму прикупить! Подозреваю, что Сергей Тимаков не раз клял в душе Скокана именно за это, хотя с названием (тогда еще – «Русские гвозди») сам же и пришел. Поэтому, верно, в куда более успешном «Гвозде-2» нет уже никакой связи между названием и архитектурой…

Все это чертовски обидно. Не только потому что здание само по себе достойное, но и потому как раз, что работало оно с национальной мифологией. Не с модной биоморфностью (как «Европарк»), не с абстракционизмом (как «Варшавский»), не с хай-теком (как «Квадро») – а именно с символом русской хозяйственности. «Да он гвоздя забить не может!» - вот самый страшный и самый ходовой вопль русской женщины-жены. А высшая оценка мастерства (пусть и не соответствующая действительности) - «Без единого гвоздя построено!» Как всякий национальный символ, гвоздь имеет и сатирические обертоны («А у вас есть кривые гвозди?» - спрашивал, помнится, Чебурашка), и пафосные: «Гвозди бы делать из этих людей!» - громыхал Маяковский. «Сиять и никаких гвоздей» - его же завет, «Гвоздь у меня в сапоге кошмарней, чем фантазия у Гёте» - его же жалоба. А яркий цвет консоли «Гвоздя» - это никакая не «Икея», а знаменитая желтая кофта Маяковского.

Важно тут не только обращение к гвоздю, но и то, как с этим архитекторы работали. Понятно, что из любого мифа можно устроить декоративный аттракцион, но тут-то гвозди были конструктивной необходимостью! Они - колонны, несущие ту самую желтую консоль. И если в «антиархитектуре» американских моллов, напичканных неоном и таблоидами, Роберт Вентури видел свободу от стиля, расширяющую представление об архитектуре как таковой, то «Гвоздь», пишет критик Егор Ларичев, «совершает обратный процесс. Здесь имиджевые элементы оказываются необходимой частью архитектурного облика: гвозди-колонны несут входной портик, а главный гвоздь «прибивает» все здание визуально, укрепляя его на сложном с градостроительной точки зрения участке».

Конечно, этот криво торчащий «главный» гвоздь был своего рода интуицией о «кривизне» русского бизнеса. Кто ж так гвозди-то забивает. Но именно эта ирония спасала проект от слишком прямолинейной трактовки (которой и мы увлеклись парой абзацев выше). «Ход с 20-метровым гвоздем, торчащим из крыши, - процитирую еще раз Ларичева, - для магазина на первый взгляд спорный, почти ярмарочный, на грани фола. Впечатление, что хозяева ошиблись адресом, вместо рекламщиков, которые рядом с квадратным сараем надули бы дешевый резиновый молоток, обратившись к архитекторам». Но именно этот трюк действительно выводит архитектуру за свои границы, сближая ее с искусством – в данном случае с поп-артом. Это, правда, опять заемное словечко, но возникает оно лишь потому, что мы слишком хорошо знаем, как такие приемы работают в той же Америке. Хотя, по-моему, это здание вполне можно назвать и «соц-артом», и даже прямым наследником контррельефов Владимира Татлина. Который до гвоздей тоже был большой охотник.

Некоторая татлинская хэнд-мэйдность тут, сказать по правде, присутствует. Все, что окружает желтую коробку с гвоздями, сделано довольно банально и местами даже коряво. Но ровно в этом видится и  глубочайшая адекватность: да, гвозди были кривые, доски корявые, сделали кое-как, потом вяло поработали и громко обломались. Абсолютно русская история. И упрекать архитекторов в недоработке язык не поворачивается. В подобного рода архитектурно-цирковом представлении важен ударный момент – и он есть. А все остальное – соответствует: и бюджету, и месту, и времени. Впрочем, у Скокана с Яраловым был куда более эффектный вариант южного фасада: по нему должен был идти солнцезащитный экран из алюминиевого профиля. И тогда все становилось совсем на свои места: там гвозди, тут «скрепки», в общем – русский хай-тек в развитии. Вместо же «скрепок» остались лишь ленточные окна, которые - при всем их «конструктивизме» - выглядят весьма уныло. Хотя и «обеспечивают торговые площади максимумом света и открывают великолепный вид на реку». Спасают же фасад шикарные трубы-воздуховоды а-ля центр Помпиду.

И это не лишнее (пусть и малость натянутое) сопоставление. Ведь с точки зрения архитектурной формы Бобур не был каким-то прорывом: хорошо декорированная коробка. Прорывом он был с точки зрения философии искусства. Это был в чистом виде жест художника: наделение промышленной эстетикой здания совсем иного назначения. Оставляя в стороне саркастический подтекст этого жеста (искусство, которое стало производством товара, собственно товаром; художник, индустриально производящий жесты и т.д.), отметим, что именно с этого здания начался хай-тек. Который в чистом своем виде был все-таки больше «тек», нежели «хай» - иначе говоря, художественно осмысленный «пром». В «Гвозде» же авторы словно бы благодарят «пром», возвращая ему то, чем современное искусство от него поживилось: наделяют почти промышленное здание (все-таки магазин стройматериалов) эстетикой музея современного искусства. Этот мощный жест открыл дорогу целому табуну новых магазинов, очевидно работающему с той же эстетикой, а сам пал жертвой собственного подвига. Как, впрочем, первопроходцам и полагается.

Николай Малинин 

мнение архитектора

Участок площадью 0,7 га расположен в Северо-Западном административном округе на выезде из Москвы по Волоколамскому шоссе, в непосредственной близости от транспортной развязки кольцевой автодороги, в 60 м от крутого берега Москвы-реки. С востока участок граничит с производственной зоной НТО «Астрофизика», с севера располагается АЗС. Рельеф участка имеет уклон с северо-запада на юго-восток 2 м на протяжении 100 м.
Торговая площадь здания составляет 13200 кв. м. Оно имеет выразительную скульптурную форму, обусловленную ситуацией и конфигурацией участка и стремлением создать характерную и лаконичную форму, которая позволяет объекту не потеряться в хаосе придорожных сооружений, рекламных щитов, дорожных знаков и указателей. Несмотря на небольшие габариты, зданию магазина отводится роль градостроительной доминанты. Со стороны реки оно предстает пришвартовавшимся к берегу кораблем. На Волоколамское шоссе здание выходит монументальным фасадом, степенный характер центральной части которого сменяется игривыми вольностями угловых.
Название торгового комплекса «Гвоздь» не осталось только надписью, но нашло свое подтверждение в ироничных архитектурных формах - «гвоздях», которыми «прошит» выступающий портик, и гигантским «гвоздем», которым здание «прибито» к земле со стороны глухого фасада, выходящего на Волоколамское шоссе. Благодаря этому все здание может рассматриваться снаружи как грубоватая архитектурная шутка, что не мешает ему быть вполне функциональным и технологичным внутри. Здание хорошо просматривается с большого расстояния благодаря активной пластике и сигнальному цветовому решению, не вступая в конфликт со средой, но дополняя ее образом корабля, отражающегося в воде огнями.
Конструкции здания выполнены из монолитного железобетона. Стены – композитные: газосиликатные блоки, утеплитель, навесные панели системы «алюкобонд». В наружной отделке использованы листовой алюминий и керамогранитная плитка. Интерьеры здания сдержанны, нейтральны, чтобы не конкурировать с предлагаемыми к продаже товарами. Огромные ленточные окна по всему южному фасаду обеспечивают торговые площади максимумом света и открывают великолепный вид на реку.
В устройстве здания использован принцип свободной планировки (пролеты 7,2 х 9 м), обеспечивающий вариабельность расположения торговых площадей. Здание имеет один подземный уровень и 4 надземных этажа высотой 4,5 м.

Александр Скокан:

Вчера в Музее архитектуры открылась выставка архитектора Александра Скокана. В рамкам программы комплектования коллекции современной архитектуры «МУАРПРОЕКТ, строение № » в музей были переданы материалы по магазину «Гвоздь» на пересечении Волоколамского шоссе и МКАД. С Александром Скоканом беседует Григории Ревзин.

— Вы самый последовательный сторонник средового подхода в архитектуре, что предполагает сдержанность и аскетичность. И вдруг какие-то гигантские гвозди, забитые в фасад.
— Гвозди? По-моему, они довольно аскетичны.
— Но это же чистое украшение. Напоминает поп-арт. Так мог бы быть оформлен какой-нибудь музей современного искусства.
— Мне кажется, что это скорее комплимент, когда магазин принимают за музей. Ну что же, поговорим о гвоздях. Это здание спроектировал покойный Андрей Яралов. Он был очень талантливый человек, даже не архитектор, а художник — у нас на стенах его живопись. Он умер, и остался зтот проект. Большая металлическая скульптура, действительно говорящая на языке современного искусства. И для нас было делом чести довести это здание до реализации.
— То есть зтот образ противоречит вашей эстетике и вы реализовывали его просто в память о друге?
— Нет, этот образ не противоречит эстетике нашей мастерской. Он был адекватным ответом на поставленную задачу, и мы его реализовывали именно поэтому.
— Я не понимаю, на какую задачу можно адекватно ответить гвоздем. Ведь там не гвозди продают. Там, насколько я знаю, «Седьмой континент».
— Первоначально заказчик намеревался разместить там рынок строительных материалов. Вряд ли нас уместно упрекать в том, что качество архитектуры оказалось более подходящим для магазинов более высокого уровня. Впрочем, когда появились иные функции, я предложил заказчику отказаться от гвоздей, но он счел, что это уже раскрученный лейбл. Проект выиграл конкурс «Золотое сечение" и неоднократно публиковался. Кроме того, заказчик сам проявил склонность к языку современной архитектуры и искусства. Когда он пришел к нам, он хотел выстроить копию здания Ханса Холляйна в Вене.
— Для магазина стройматериалов?
— Да, для магазина стройматериалов. Копию мы, разумеется, делать не стали, но приняли к сведению. И позволили себе радикальный художественный жест.
— Чем, собственно, украшение гвоздями отличается от украшения колоннами, капителями, лепниной?
— Уместностью этих украшений. На наш взгляд, появление капителей в промзоне у МКАД мало уместно. Этот объект вообще существует как часть инфраструктуры МКАД. Отсюда основные его особенности. Он должен как-то выделяться. Ведь торговое помещение — то же самое, что промышленное здание, для него нужна только коробка, и из таких коробок и состоит анонимная среда промзоны. Но в этой анонимности объект должен получить яркое имя, которое воспринимается с МКАД. Это «современное» по переживанию место — скорость, индустриальный пейзаж. И современное искусство — адекватный ответ на задачу.
— Но с точки зрения логики средового подхода зто все равно кажется странным.
— Для меня средовой подход— это последовательное решение системы уравнений. Функции, места, бюджета и так далее. И если в одном из этих уравнений появляется необходимость яркого рекламного образа (фасад торгового здания, с моей точки зрения, это вообще рекламный образ), а в другом — среда, в которой существуют только несущиеся на большой скорости машины, то нужно отвечать на эти задачи. Если уместно забить гвоздь, нужно его забивать.

Александр Скокан: «Иногда нужно забивать гвозди». Интервью Григория Ревзина. «Коммерсант», 26 октября 2001 г.

Александр Скокан:

- Ваши последние работы за пределами исторического центра свидетельствуют о неком новом повороте в стиле «Остоженки»: это довольно крупные объемы, эмоционально насыщенные, с ярко выраженными крупными формами, с образными элементами, со вполне рекламными штучками...
- Это так, и связано это не только с географией. Мне не очень симпатична та схема архитектурной жизни, которая складывается в общественном сознании. Я понимаю, что выбрав «звезд», легче ориентироваться в процессе, но ведь за каждой «звездой» стоит команда?.. Андрей Яралов, искушенный и маститый архитектор, работает с нами два года, и эта новая линия, в частности, магазин «Гвоздь» - во многом следствие его темперамента.
Когда к нам попал заказ на магазин хозтоваров на Волоколамском шоссе, у него уже было название - «Русские гвозди». Мы придумали короче - «Гвоздь». И уже это слово стало диктовать многие конкретные ходы и решения. Мы поняли, что когда речь идет о торговых объектах, которые должны иметь какие-то рекламные, аттрактивные характеристики, мы должны продавать заказчику не только архитектуру, но и какой-то образ, имидж, упаковку.

Александр Скокан: «Пытаемся выкроить скромную блузочку». Интервью Николая Малинина. «Независимая Газета», 11 июня 1999

мнение критики

Барт Голдхоорн:

…А вот остоженский «Гвоздь» - это уже настоящий гибрид. Многоэтажный магазин освещается через окна южного фасада, выходящего на искусственное озеро и Московскую кольцевую дорогу. Магазинам придется защищать свои товары от солнца. В то же время интерьеры в этом комплексе решены наиболее щедро - потолки высотой 5 метров придают магазинам вид стильных индустриальных пространств.
…Тот факт, что эти здания не вписываются в стандартные категории, существующие для торговых сооружений, мне кажется преимуществом. Безусловно, свою роль сыграла практика размещения магазинов в буквально любых освободившихся пространствах, вроде пустующих заводов. Время покажет, результат ли это неосведомленности в сфере «законов» современного шоппинга или начало новой русской типологии торговых пространств.
…Скокановский «Гвоздь» получил свое название от гвоздеобразных колонн на углу здания. Когда-то они были напрямую связаны с программой здания, где собирались продавать строительные материалы. Теперь они работают, как брэнд для всех магазинов, арендующих комплекс. Это само по себе подтверждает, как мало вообще связано название с сутью обозначенного предмета. Функциональное назначение этих гвоздей становится и вовсе сомнительным, если мы обратимся к ранним эскизам здания и отметим, что одна из его наиболее важных деталей, солнцезащитная конструкция, не была построена. Архитектура здания только выиграла бы, избавься архитекторы от гвоздей в пользу этой нужной вещи.

Барт Голдхорн. АНАЛИЗИРУЙ ЭТО. «Проект Россия» № 23 (2002)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 






Гюнтер Юккер.

 

 

 

 

 

 

 

 

 




 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 




Владимир Татлин. Контррельеф. 1914.

 

 

 

 

 

 


Центр Помпиду в Париже, 1977

ваше мнение

Гость | 3469 дн. 19 ч. назад
Гвозди бы делать из этих людей!» - громыхал Маяковский

Это не Маяковский громыхал, а Тихонов С улыбкой
Гость | 3738 дн. 21 ч. назад
Мне очень нравится - едешь мимо, видишь эту желтую штуковину с черным гвоздем, и настроение повышается! Спасибо.
Вика Савельева | 3918 дн. 16 ч. назад
Живу в Красногорске. Когда еду из/в Москву проезжаю мимо.
Очень жалко, что тц Гвоздь не "используется" по прямому назначению, то есть как огромный строительный магазин. Тогда бы все встало на свои места.
Он гораздо эстетичнее, чем "рынок" на Нахимовском, куда ездят с клиентами половина дизайнеров и архитекторов Москвы. Давайте это обсудим.
Опять же мнение А. Скокана, по поводу того, что колонны с капителями на МКАДе не уместны мне близко. См. Крокус Сити, что классная архитектура скажете?!
Интересный короче проект, да, и Юккер с его гвоздями мне тоже нравится)))
Надо выгнать оттуда шмоточников, сделать нормальные интерьеры, а не стеклянные хаха бутики.
Гость-2 | 4192 дн. 11 ч. назад
ГВОЗДЬ-как гвоздь в заднице нашего города Удивленно
Гость | 4202 дн. 9 ч. назад
козел хорош!
Перейти к обсуждению на форуме >>