Пристройка к школе № 20
Проектная организация: Мастерская Асадова
наше мнение мнение архитектора мнение критики ваше мнение
Пристройка к школе № 20. Фото: Николай Малинин

Пристройка к школе № 20
Пристройка к школе № 20
Пристройка к школе № 20

Пристройка к школе № 20

Пристройка к школе № 20

Адрес: Вспольный переулок, 6
Проектировщик: Мастерская Асадова
Архитекторы: Александр Асадов, Елена Частнова
Инженер: Сергей Чуриков
Конструктор: Евгений Кондратов
Заказчик: Департамент народного образования
Проектирование: 1994
Строительство: 1995

наше мнение

С этой архитектурой я сталкиваюсь почти ежедневно. В школе № 1244 учится мой ребенок. Мы, похоже, единственные, кто приезжает в эту школу на метро. Вспольный переулок в восемь утра это пробка из мерседесов и бээмвэ. Школа крутая, но по-хорошему. Что называется – «с традициями». Походы, поездки, театр, танцы, спорт – в престижной «двадцатке» все это было всегда.

А еще, конечно, хорошие учителя и продвинутые администраторы. Благодаря им в 1993 году здесь и случился педагогический эксперимент на архитектурную тему. Школа решила обзавестись пристройкой – но не простой, а новаторской. Проект был заказан самому радикальному на тот момент московскому архитектору – Александру Асадову. Это была его первая полноценно самостоятельная работа в городе – и первая, как тогда писали, попытка деконструктивизма. Сегодня, конечно, она кажется наивной и простенькой, но тогда прозвучала взрывом.

Что было сделано? К типовому школьному зданию 50-х годов был пристроен полукруглый объем. Высотой он был на два этажа меньше, снизу – подсечен, а сверху накрыт металлическим козырьком. Плюс раскрашен веселым красным цветом. Вот, собственно, и все. Внутри образовалось несколько новых классов, а главное – небольшой зал со вторым светом, кладущим на пол и стены эффектные тени. Вдоль изгиба стены крадется изящная лестница с выходом на крышу, эксплуатировать которую, правда, быстро передумали. И сегодня лесенка просто заставлена цветами. Собственно, и сама пристройка сегодня практически скрылась за реконструированным зданием Союза архитекторов. Школа, кстати, бурно протестовала против этой стройки, пока не узнала, что делает это тот же человек – а значит, неизбежный вред максимально минимализирует.

Впрочем, возможно, желание не выпячивать свою раннюю работу автором и владело. Потому что ярлыки на него развешивались очень звучные, а вещи, их подтверждавшие, были очень скромными. Ну, какой, по совести, деконструктивизм из этой пристроечки? Однако, именно в этой миниатюре были найдены те точные векторы, по которым могла бы идти (но, увы, не пошла) реконструкция типовых зданий в центре города. Не ликвидация – а развитие. Не снос – а реконструкция. Не перекройка – а пара новых ярких акцентов. В этой пристройке все было сделано удивительно правильно: объем – небольшой, форма – контрастная, цвет – оригинальный. Потому и выглядит она сейчас не просто скромным эскизом к будущим полотнам, а экспонатом музея, которого никогда не будет.

Николай Малинин 

мнение архитектора

Исходная ситуация: конгломерат архитектуры, разнохарактерной по времени, стилистике и материалу. В состав школы входит здание старой московской усадьбы, типовое 5-этажное крупноблочное здание  и пристройка в стиле «современной архитектуры» конца 1970-х годов. По мысли авторов, пологая кривая мягко внедряется в школьный сад, сохраняя его деревья, и соединяет разнохарактерные осколки в единое целое, наделенное новым качеством.

Каталог «Александр Асадов. Работы 1986 – 1998». Журнал «Проект Россия» совместно с Архитектурной галереей. М., 1998

Страничка здания на сайте мастерской:
http://asadov.ru/!buildings-rus.htm

мнение критики

 Андрей Кафтанов:

Пристройку к элитной 20-ой спецшколе можно трактовать как творческий манифест архитектора Асадова. Любое проектирование и строительство на бывшей улице Щусева - акция сродни творческому самоубийству. Окружение зданий Союзов архитекторов определяет меру ответственности. Фактор места усложняется разнохарактерностью сложившейся застройки. С одной стороны - брандмауэр неоклассического особняка рубежа веков, с другой - пятиэтажный прямоугольный объем крупноблочной типовой московской послевоенной школы. Архитектор выбирает единственно верную и крайне сложную для данного места концепцию "объединения" столь разностилевых сооружений. По своему замыслу, новая пристройка должна приобрести архитектурное качество "моста" между рядовыми представителями русского историзма и модернизма,
Задача решена введением в сложившуюся композицию крупного четырехэтажного объема сегмента - цилиндра, занимающего пространство прямого угла между объединяющимися зданиями. Авторская идея - создание новой архитектуры в равной степени соподчиненной масштабу и художественным особенностям окружения. Отсюда использование такого выразительного приема, как разрыв между криволинейным объемом пристройки и плоскостями взаимоперпендикулярных стен школы и особняка. Сочленение со школой выполнено через прямоугольный объем лестничных маршей. Он убедительно соединяется с "телом" криволинейной формы через эффектные консольные ступени. Такой прием вместе с отчетливо выраженным архитектурным аскетизмом белой полукруглой плоскости фасада пристройки позволяет раскрыть главную мысль композиции - новый объем имеет более тесную генетическую связь с рационализмом архитектуры индустриального этапа, чем с внешней декоративностью неоклассики. Это подчеркнуто в зоне соприкосновения пристройки с особняком. Активный криволинейный консольный вынос, проходящий сквозь тело двухэтажного флигеля, обрывается в полутора метрах от стены.
Взаимоотношения пристройки и особняка значительно сложнее. Они ощущаются через сложную систему косвенных ассоциаций, таких как пропорциональный строй фасада, членения и ритм оконных проемов, цвет. Но главная драматургия развивается на уровне соединений крыш. Здесь для большей убедительности взаимообогащения разнохарактерных форм архитекторам пришлось достроить над особняком новый мансардный объем - некий "переходный элемент". Использование в нем сознательно схематизированных элементов неоклассики позволило создать целостную органичную композицию с полукруглым мансардным этажом пристройки.
Таким образом, решая локальную почти утилитарную задачу строительства небольшой пристройки для нескольких классов и рекреационного пространства, коллектив под руководством Александра Асадова создал произведение, на примере которого можно  вести многоуровневую дискуссию о проблемах и особенностях современного этапа осмысления архитектурно-градостроительного наследия. Но главное, что в этом фрагменте городской ткани, благодаря новому строительству, удалось восстановить некогда утраченные пространственно-временные закономерности развития градостроительства. Разновременные здания, соседствующие благодаря мастерству архитекторов, объединяются в единое сложное композиционное и художественное целое, которое и называется "исторический город".

Андрей Кафтанов. ФАКТОР КОНТЕКСТА: ДВА ЗДАНИЯ АРХИТЕКТОРА АСАДОВА. «Проект Россия», № 3 (август 1996)

ваше мнение

Zaloginen | 3697 дн. 19 ч. назад
Абсолютно заурядная постройка, как она здесь оказалась?
Перейти к обсуждению на форуме >>