Новое здание Британского посольства
Проектная организация: Ahrends, Burton and Koralek
наше мнение мнение архитектора мнение критики ваше мнение


Новое здание Британского посольства. Фото: Алексей Князев
Новое здание Британского посольства. Фото: Николай Малинин
Новое здание Британского посольства. Фото: Алексей Князев


Новое здание Британского посольства. Фото: Алексей Князев
Новое здание британского посольства. Фото: Николай Малинин



Адрес: Смоленская набережная, 10
Управление проектом: London Group
Архитекторы: Ahrends, Burton and Koralek
Конструкторы: Ove Arup and Partners
Подрядчик: Taylor Woodrow / Skanska
Заказчик: посольство Великобритании
2000

наше мнение

Пикантная история американского посольства (чье новое здание оказалось напичкано кагэбэшными «жучками», было снесено и возведено заново) решительно не дает искусствоведу воспарить в выси чистого искусства и забыть о национальной традиции, в которой всякая выставка «абстракцистов» - диверсия, всякий иностранец - шпион, и лучше будет сразу оторвать ему то, что оторвали в «Епифанских шлюзах» Андрея Платонова. Удивительно, насколько чутко эта традиция была уловлена британскими зодчими. Рассматривая новое здание английского посольства в парадигме «шпионских страстей», легко вообразить, как из реки перед ним всплывает подводная лодка, само оно превращается в вертолет, врубает пропеллеры и улетает. Что весьма актуально, поскольку место пристрелянное (через мост - Белый дом).

Если же глядеть на него в упор, из-за реки, то оно смахивает уже на самолет с приставленным трапом (а созерцая его дрожащее отражение в воде, понимаешь, что самолет начинает разбег). Эта тема непрочности и нездешности, с одной стороны опять-таки продолжает традицию (большинство посольств находится в особняках стиля модерн, отнятых у самых богатых москвичей в семнадцатом году), с другой - оправдывает тот факт, что здание очевидно не вписывается в героический ряд сталинских домов набережной. Легкомысленные такие павильончики, три корпуса по десять квартир, офис, садик и теннисный корт. Возникшие словно по мановению руки Дэвида Копперфилда, кажется, они с той же легкостью могут испариться.

В то же время здание замечательно вписывается в глубинную традицию: в архитектурном смысле это самое «евроместо». Здесь русская архитектура всячески пыталась сблизиться с мировой: Новый Арбат, СЭВ, «Белград», Центр международной торговли, Смоленский пассаж - который начал проектировать сам Рикардо Бофилл. Его, правда, от работы отстранили (как раз под флагом «несоответствия контексту»), да и Корбюзье, недовольный переделками Центросоюза на Мясницкой, от авторства, как известно, отказался. Таким образом, не считая германского посольства в Петербурге (автор - классик немецкого функционализма Петер Беренс), это здание является единственным полноценным примером западной архитектуры в истории России ХХ века.

Конечно, его медный куполок не идет ни в какое сравнение с роскошным Куполом Тысячелетия в Гринвиче (или с какими другими постройками Роджерса, Фостера или Гримшоу), но очевидные приметы современной архитектуры дом несет - как, например, намек на многослойность фасада (от кирпичного объема отделяется стеклянный эркер, на котором затем возникает некое подобие сетки из стекла и металла) или превращение жалюзей из функционального предмета в декоративный. А уж на фоне двух новых жилых домов за спиной посольства, которые упрямо апеллируют к монументализму 50-х, оно и вовсе кажется шедевром.

Иван Езерский. ЧИСТО АНГЛИЙСКОЕ ПОСОЛЬСТВО. «Итоги», 15 февраля 2000

мнение архитектора

Здание посольства состоит из четырех отдельных корпусов, соединенных между собой на уровнях кровли и подиума. Они поставлены на свободном участке, оставшемся между соседствующими зданиями на Смоленской набережной. В трех низких павильонах размещается жилье для сотрудников, в самом высоком - административные помещения посольства. Это здание делит участок на две половины, образуя сад с одной стороны и двор с другой, выходящей к Проточному переулку. Здесь сосредоточены все пешеходные и транспортные входы и въезды: в консульский и визовый отделы посольства, в приемную часть административного корпуса и в жилые корпуса.
Под административным корпусом имеется проезд к крытому загрузочному отсеку и автостоянке, расположенной под подиумом. Плоская крыша загрузочного отсека приспособлена под теннисный корт. Рядом расположен сад, предназначенный для сотрудников посольства и их семей.
Три жилых корпуса вмещают в общей сложности 31 квартиру в одном и двух уровнях. Окна жилых помещений выходят на реку. Все здания на участке соединены между собой галереями на уровне подиума и крытой аркадой, примыкающей к находящейся внизу автостоянке. На нижнем уровне располагаются различные бытовые службы: детский сад, кафе, бар с клубной комнатой, видеотека, маленький бассейн, корт для сквоша и медицинский центр. Конференц-зал расположен на втором этаже административного корпуса возле главного входного зала.
Большая часть административного корпуса окружена стеной сплошного остекления на основе стальной конструктивной решетки. Участки стены имеют различную светопроницаемость за счет использования чистого, прозрачного и непрозрачного стекла. Центральный и восточный лестнично-лифтовой узел объединяются с западной лестницей; все открытые колонны облицованы стальными эмалированными панелями белого цвета. Конструкция крыши состоит из ламинированных деревянных несущих стропил и конусообразных вспомогательных конструкций. Мембранная пленка с медным покрытием защищает деревянную кровлю от влаги. Солнцезащитные экраны из кедра одновременно служат для того, чтобы обеспечить тенью вход на первом этаже и скрыть от глаз технические конструкции, установленные на уровне кровли.
Бетонные балконы окрашенных в охристый цвет жилых корпусов облицованы белыми эмалированными панелями, балюстрады сделаны из прозрачного стекла с перилами из твердых пород дерева. Жилые корпуса, плавательный бассейн и корт для сквоша имеют деревянные цилиндрические крыши, покрытые заранее «состаренными» медными листами. Террасы, которыми снабжены двухуровневые квартиры, сделаны из дерева. Конструктивную основу нижних этажей комплекса, где расположены бытовые службы, составляет рама из напряженного железобетона. Внешние стены здания облицованы каменными панелями охристого цвета или окрашены.

«Проект Россия», № 14 (20.12.1999)

мнение критики

Николай Малинин:

Это здание должно было совершить революцию в московской архитектуре. Англия - мировой лидер и имела все основания показать, как надо. Почему же революция получилась такой бархатной? Может, англичане сочли, что здание посольства должно быть политкорректно и отражать все стороны британского характера, а не только радикальную, ассоциирующуюся с хай-теком или скандальной выставкой «Sensation». А может, их смущала судьба иностранных зодчих в России - которых или отстраняют от работы, как Бофилла, или им самим приходится отказываться от авторства, как Корбюзье. В итоге главной темой здания стали непрочность и нездешность. Оно похоже как на прилетевший самолет, к которому подали трап, так и на улетающий: отражение дома дрожит в воде подобно тому, как в киношном мареве разбегается по взлетной «боинг» (что весьма актуально, поскольку место пристрелянное: через мост - Белый дом). Тема непрочности как бы продолжает традицию (большинство посольств находится в особняках стиля модерн, отнятых у самых богатых москвичей в семнадцатом году), а тема нездешности, наоборот, оправдывает тот факт, что здание очевидно не вписывается в героический строй окрестных домов. Причем как старых, так и новых (слева - Покровского, справа - Воронцова), которые упрямо апеллируют к монументализму 50-х. Здесь - все наоборот: вместо монолитного объема - четыре легких корпуса, едва не киоска; вместо кирпичных фасадов - многослойные, прозрачные плоскости из стекла и металла; вместо империи - демократия; вместо былинного богатыря - Джеймс Бонд. В пакетиках.

Николай Малинин. АрХИТпарад. «Независимая газета», 30 июня 2000

Евгения Гершкович:

Семнадцатого мая 2000 года британское посольство въехало в новый дом. Здание на Софийской набережной, где посольство размещалось прежде, осталось в пользовании британского правительства как резиденция посла и место проведения приемов.
В специально построенном комплексе на Смоленской набережной, состоящем из четырех корпусов, сосредоточились дипломатические службы и все отделы посольства, а также часть жилых помещений для сотрудников. Проект был выполнен ведущей архитектурной фирмой Англии «Ahrends, Burton and Koralek». Руководитель проекта Ричард Бертон - наполовину русский со стороны матери, принадлежащей к семье Поляковых. И это символично: в основу архитектурного решения здания посольства было положено переплетение корней и сознательное подчеркивание духовной близости двух культур. Отсюда, например, сочетание традиционных материалов той и другой страны - древесины и камня.
Здание, органично вписанное в окружающий пейзаж, отличает элегантность стиля без каких-либо исторических ассоциаций. Оно выглядит невероятно легким рядом с добротными сталинскими и вычурными лужковскими постройками.
Интерьер - плод современного британского дизайна - логичен и прост без излишеств. Очень активно работает соединение различных видов изобразительного и декоративного искусства с архитектурой. К примеру, стены галереи расписаны переводами авторских ремарок из пьес Чехова (работа Хуана Круза): их изящная каллиграфия при ближайшем рассмотрении принимает вполне четкие очертания. Мебель в вестибюле - это авторские работы известных английских дизайнеров Фреда Скотта, Алана Ирвина, Рона Арада и Мэтью Хилтона.
Премьер-министру Великобритании Тони Блэру новое посольство понравилось. Он даже выразил надежду, что «оно станет не только британским окном в Европу, но и российским окном в Британию».

Евгения Гершкович. ОКНО В БРИТАНИЮ. «Домовой», 2001, № 8


ваше мнение

Д.У.Раченко | 2331 дн. 1 ч. назад
На этом месте долго был пустырь с приметным небольшим круглым "прудом". Точнее это была круглая лужа на месте воронки от фугасной бомбы 1941-го года. Фашистский летчик метился, думаю, в метромост, а на деле сократил объем земляных работ при строительстве посольства. Я свое детство в этом районе провел, ловил в той луже головастиков. На этом месте надо бы было сквер сделать.
Architect | 2602 дн. 1 ч. назад
Прекрасный пример великолепной британской школы и архитектуры, одно из лучших зданий в Москве, но к сожалению не в контексте окружающей сталинской застройки. Наверно архитекторы предпочли не приезжать в нашу страну, чтобы не измазаться в грязи и не дышать ужасным воздухом. А сели на берегу Темзы и нарисовали такой вот шедевр. Тем не менее, теперь наши архитекторы могут поучиться, как надо делать архитектуру, главное, чтобы хватило ума не повторять ошибок в соответствии стиля месту.
Гость | 2804 дн. 5 ч. назад
Парадный пример бездарности английских архитекторов средней паршивости.

Создается ощущение, что все те третьесортные проекты что у себя на туманном Альбионе не смогли пристроить инвесторам, в порядке ресайклинга сплавили в Москву, где их благодарно "схавали" наши так крепко верящие что вкус и манеры английских аристократов можно купить.

Между красивыми сталинскими постройками стоят 4 убогих скворечника, с конструктивно бестолковым мусором из стекла и дерева призванным создать иллюзию современности.

Уличная перспектива набережной нарушена, стиль не выдержан, дорогостоящий сарай стоит...
Гость | 2977 дн. 8 ч. назад
Потерял сон из-за этого дома, а квартиры только для сотрудников посольства...
Андрей | 3306 дн. 17 ч. назад
А для меня это здание ассоциируется с территориальным составом Великобритании: самый высокий павильон (с куполом) - Англия, "старшая сестра"; справа от него - Шотландия, слева - Уэльс, а крайний левый, на отшибе - вечно бунтующий Ольстер.
Перейти к обсуждению на форуме >>