Административное здание фирмы «АРЧ-Москва»
Проектная организация: ЦНИИЭП жилища
наше мнение мнение архитектора мнение критики ваше мнение



Административное здание фирмы «АРЧ-Москва». Фото: Николай Малинин

Адрес: Малая Грузинская улица, 25, стр. 1
Проектная организация: ЦНИИЭП жилых и общественных зданий
Архитекторы: В. Острецов, Владимир Дунаев, Валентин Дзедушицкий
Конструкторы: Э. Минасян, И. Кирюшин
Заказчик: ЗАО «АРЧ-Москва».
Подрядчик: ЗАО «Сигма».
2001

наше мнение

Если для западного архитектора построить дом в историческом стиле это лишний повод блеснуть эрудицией, продемонстрировать школу, потягаться с классиками или поиронизировать над заказчиком, то для русского зодчего это, как правило, западня. Мыслит-то он, что будет легко: и косному заказчику традиционные формы понятней, чем модернистские, и город вроде как легче примет, и мэр съест. И тут расчет справедлив. Но построив дом, получив деньги и вздохнув с облегчением, архитектор вдруг спохватывается: «А слава-то где?» А славы нету.

А все потому, что именно соприкосновение с традицией обнажает самые уязвимые места профессии. Нечувствительность к законам тектоники, неумение рисовать детали, непонимание что вообще зачем. Это если у тебя все кривится, летит и падает, ты можешь свысока плевать на всех: «Модернизм. Вам не понять». Но если ты хочешь строить по законам добра и красоты, то тут счет сразу становится другим. Казаков, Камерон, Кваренги - а ты что тут делаешь?

Автор офисного здания на Большой Грузинской хотел сделать «честный классицизм». Что-то, конечно, от него тут есть: колонны, арочные окна, руст, желтый с белым цвет. Но странна уже сама постановка здания - торцом к улице. Ну, не мог себе позволить ни один классицист такой робости, такого унижения. То есть, фасады узкие были, взять, например, палаццо Порто в Виченце: два окна всего, но мощь-то какая! Понятно, конечно, что места в Москве мало, участок узкий, сети жмут, но может тогда вообще не надо? Зачем в метро с каретой лезть? Но нет, раз классика, нужен главный фасад. Куда его деть? Развернем во двор. И пусть там бараки, но зато фасад есть. И раз фасад ушел во двор, а с улицы дом все равно воспринимается в ракурсе, то на симметрию - обязательную в классике - можно и наплевать. Так один край дома стал прямоугольным в плане, а другой - овальным.

Выступ этот, правда, подозрительно напоминает апсиду, а учитывая характерный купол крыши с круглыми окнами (у которого, кажется, только что спилили луковочку) - мысли возникают самые благостные. Как-то сразу приходит в ум Растрелли: Андреевская церковь, петергофская, Смольный собор... Но зачем нам кузнец, в смысле - барокко? И, чтобы отогнать эти ассоциации, колонны одевают в муфты, а стены рустуют до самого антамблемента. Пошел строгий классицизм. А чтоб как-то осовременить традицию, добавляют постмодернизма. Цоколь под колоннами перехватывают легкомысленным балкончиком, между ними врезают круглое окно в фантастическом наличнике, в карнизах боковых ризалитов появляются умопомрачительные треугольные люкарни, в межоконных проемах - колонки, сандрик становится окном, а крайние окна сплющиваются до размеров бойницы, да еще с замковыми камнями.

История болезни выстраивается с беспощадной ясностью. Архитектор хотел сделать классику, но простора для этого не было, да и классика в своем классическом виде как-то «скучновата». Надо попытаться дать ее концентрированное выражение, для чего существуют детали. Но места для деталей мало, деталей много, в результате зодчего ведет в барокко. «Неврастеническая восторженность удваивает средства выражения; уже мало отдельных колонн, и их, где только можно заменяют парными»; «недостаточно выразительным кажется один фронтон, и его не смущаются разорвать, чтобы повторить в нем другой, меньшего масштаба»; «изменились и планы зданий... покойная и законченная форма круга уступила место овалу - форме беспокойной, каждое мгновение готовой выпятиться в одну или другую сторону». Короче, почти все, что Грабарь написал о зарождении барокко (включая «безотчетное тяготение к живописности»), укладывается в историю этого дома. А если что и не укладывается - так ведь не барокко заказывали!

Почему приходится произносить так много специальных слов? Потому что ничем иным, кроме профессионального контекста, появление такого дома объяснить невозможно. Среда - разношерстная: сбоку стоит костел, напротив - кирпичная башня, где жил Высоцкий, кроме них - никаких мотиваций. Если б это было государственное учреждение, легко было бы сказать, что вот, мол, власть репрезентирует себя в привычных ей формах. Если б это был частный дом, ответ тоже был бы ясен: частный человек присваивает себе стилистику власти, намекая ей ху из ху. Но это офис, о чем, кстати, прохожий даже и не догадается. Вывески нету, а значит, понимай как хочешь. Может тут новые русские окопались, может - старые, а может, и вовсе нерусские. Вот и остается рассматривать дом как он есть, как чистую архитектуру. А к ней - только попытка.

Николай Малинин. КАК ТРЯХНУТЬ СТАРИНОЙ. «Независимая Газета», 6 апреля 2001


 

мнение архитектора

 

мнение критики

 

ваше мнение

Гость | 2546 дн. назад
А Вам не приходило в голову, Николай Малинин, что это так называемая реконструкция? Это перестройка уже существующего дома. Вот Вам и распопожение.
СТАЛКЕР | 3742 дн. 10 ч. назад
ВОТ ГДЕ АРМЯНЕ ОТМЫВАЮТ СВОИ ДЕНЬГИ.....
Перейти к обсуждению на форуме >>