Офисное здание в 1-м Волконском переулке
Проектная организация: АРТЭ +
наше мнение мнение архитектора мнение критики ваше мнение
Офисное здание в 1-м Волконском переулке. Фото: Владислав Ефимов
Офисное здание в 1-м Волконском переулке. Фасад

Офисное здание в 1-м Волконском переулке

Офисное здание в 1-м Волконском переулке. Ракурс
Офисное здание в 1-м Волконском переулке. Генплан

Адрес: 1-й Волконский переулок, д. 13, стр. 2
Архитекторы: Владимир Юдинцев, Майя Бургандинова
Конструктор: Николай Швецов
Инженеры: Марианна Железова, Галина Стронгина
Заказчик: ЗАО «Веста-II»
Подрядчик: ЗАО «Веста-II»
2005

наше мнение

Долго бродил вокруг этого дома и все никак не мог понять: жилой он или офисный? Кирпичик уж больно душевный, как у нынешнего элитного жилья, но вертикаль квадратных окон - совершенно офисная. Цокольный этаж тоже сугубо деловой, но стоит дом уж больно как-то во дворе, никак о себе городу не заявляя - что для серьезных деловых людей вроде как не престижно. Эффектный выброс треугольной консоли - формальный ход, жилью вроде бы не подобающий, с другой стороны он уже был опробован Юдинцевым в «полуэлитном» жилом доме на улице Хачатуряна. Балконов опять же таки нет, но они сегодня и не в чести...

Пришел в редакцию, заявляю тему, долго рассказываю о том, какой замечательный Юдинцев, и как он на актера Чиндяйкина похож, редактор все это слушает, а потом строго так спрашивает: «Дом жилой или что?» Тут я внутренне зажмуриваюсь и решительно говорю: офисно-жилой, новая, мол, типология. Поскольку теперь все или на работе живут, или дома работают. Прихожу домой, судорожно начинаю листать стенограмму юдинцевской лекции в цикле «Кредо» и выясняю, что, действительно, так оно и задумывалось: жилой дом с офисами.

Правда, только задумывалось. Дом этот по всем понятиям должен был быть жилым - во-первых, потому что весь квартал такой, а, во-вторых, на фоне продолжающегося вымывания жилья из центра и омертвения оного упускать такую возможность было нельзя. Ну, а сделать внизу офис тоже логично, потому что в нижних этажах квартиры идут хуже. Но с жилого здания выгоды застройщику меньше... Короче, дом, в котором уже даже были сделаны планировки под квартиры, стал целиком офисным.

История вроде бы грустная, но многоопытный Юдинцев изначально делал дом «с припуском». Потому и получился он вполне универсальным: «и мальчик, и девочка», как выразился автор. Лестниц тут больше, чем полагается по эвакуационным нормам дому нежилому, а «сокращенные» туалеты можно вернуть (стояки остались) - поэтому дом в любой момент можно обратно сделать жилым. Конечно, вникать во все эти подробности читателю вовсе не нужно, но интересно то, что это «качание» функции отразилось и в архитектуре.

Помимо универсального образа фасадов, о чем было сказано выше, сам объем дома тоже «плавает». Стоит он на крутом рельефе, где были каскады прудов, в которых в XVI веке разводили карпов для царского стола. Окружающая застройка диковинна, даже диковата: с одной стороны - два деревянных домика, с другой - жуткий жилой дом начала 90-х (Большого театра, между прочим), прямо под нашим домом - трансформаторная подстанция, да еще куча гаражей во дворе. Короче, глаз положить абсолютно не на что, безнадежное место, невыправляемое.

Но Юдинцев (недаром же 20 лет в отделе перспективных проблем НИиПИ Генплана работал) как раз тем и славится, что города не боится. Свой самый знаменитый дом, ставший первым лауреатом «Хрустального Дедала», он (на пару с Борисом Шабуниным) воздвиг в совершенно безотрадном Отрадном. Без дорогих материалов, без эксцентричных наворотов, без всяких украшательств соорудил великолепную конструкцию - живую, вибрирующую, дышащую. И что особенно приятно: при таком архитектурном качестве - ни малейшего диссонанса с соседями (типовыми советскими коробками), никакого высокомерия, свойственного обычно элитному жилью.

Так и тут. Одеяла на себя дом не тянет, но и достоинства не теряет. В крайне неприятной ситуации, где бессмысленный контраст крупногабаритных коробок и малоэтажных «деревяшек» помножен еще и на их никакое архитектурное качество, архитектор выступает как опытный и добродушный разруливатель конфликтов (прямо как Чиндяйкин в фильме «Мама, не горюй!»). Он просто вводит промежуточный масштаб. В результате с горки дом хоть как-то маскирует вышеупомянутый склад светлого кирпича, избушки, хоть и обреченные, не задавливает, в просвет с Садового кольца выдает литовский кирпич (не бельгийский, как у Скуратова в Бутиковском, но не менее благородный), а в единственной точке, откуда он хорошо виден, выбрасывает то самое треугольное коленце в виде пакета лоджий, облицованных алюкобондом.

Жаль, конечно, что акутальная нынче идея «дом и офис - одно» не нашла тут себе выражения. Хотя и Рикен Ямамото, показавший на прошлой биеннале в Венеции проект SOHO (small office/home office), тоже не придумал этой идее какого-то сверхоригинального архитектурного разрешения, кроме того, что напичкал здание всей необходимой для работы инфраструктурой и немного размокнул приватные покои терассами-двориками. Но в свете того, что российская ситуация только кажется стабильной (а на самом деле, качнувшись вправо, непременно качнется влево), это, наверное, самое правильное: делать дом не под функцию, а под город. Чтоб он в городе правильно стоял. И тогда совсем не важно - жилой он или конторский. Просто хороший дом.

Николай Малинин. УНИВЕРСАЛЬНЫЙ СОЛДАТ ГОРОДА. «Штаб-квартира», 2004, № 5

мнение архитектора

Владимир Юдинцев:

Здание помещено в плотную городскую застройку, сложившуюся на рубеже XIX–XХ веков и травмированную строительством 9-ти и 11-ти этажных зданий. Это обстоятельство, а также ярко выраженный рельеф (перепад высот между южной и северной границами участка составляет более 4-х метров), повлияли на основные объемные решения нового здания.

Этот односекционный дом для малых офисов формируется пространством города, его объем «лепится» окружением. В прошлом, застроенный 2-х – 4-х этажными домами, склон легко читался со стороны поймы реки Неглинки и расположенной напротив через пойму Троицкой горки. После строительства новых домов в квартале Волконских переулков возник контрастный по масштабу силуэт склона, и постановка нового объекта «промежуточного» масштаба призвана гармонизировать виды с нескольких важных точек.

К северо-западу от участка расположен памятник архитектуры – главный дом усадьбы Владимирова. Его восприятие со 2-го Волконского переулка определило скачок этажности здания. Высотность восточной, северной и западной части, соответственно, – шесть, семь и восемь этажей. Уступчатая конфигурация визуально уменьшает массу дома, смягчает переход в зоне памятника, и отчасти перекрывает жилой дом ГАБТа, диссонирующий с усадебным строением. Каждый уступ представляет собой используемую террасу офисных помещений.

Малые офисы, располагающиеся с 3-го по 6-й этажи, имеют остекленную лоджию. На 8-9-х этажах находятся двухуровневые офисы. Их холлы решены как двухсветные пространства. Новое здание активно использует рельеф: восточная половина имеет подземный технический этаж, подо всем зданием расположена автостоянка.

Что делают ньюсмейкеры? ВЛАДИМИР ЮДИНЦЕВ. АДМИНИСТРАТИВНОЕ ЗДАНИЕ В 1-ОМ ВОЛКОНСКОМ ПЕРЕУЛКЕ.  «Проект Классика». XII-MMIV (14.11.2004)
http://www.projectclassica.ru/newsmake/12_2004/12_2004_02.htm

мнение критики

Ирина Коккинаки:

...Многоугольник в плане, башня, как гора Фудзи, по-разному открывается для восприятия с каждой из сторон: с юга - вертикалью, с северо-запада - агломерацией кубических объемов, с востока - громадой 6- и 9-этажных объемов, сплошной массив которых оптически разрушает стеклянный клин лоджий.

Ирина Коккинаки. ЧЕТЫРЕ ВИДА ГОРЫ ФУДЗИ. ОФИСНОЕ ЗДАНИЕ В ВОЛКОНСКИХ ПЕРЕУЛКАХ В МОСКВЕ. «Архитектурный вестник», 2004, № 5 (80). Полная версия здесь

ваше мнение

Гость | 3568 дн. 11 ч. назад
Господа архитекторы, а разработать такие фасады, чтобы вписывались в старую Москву слабо? Может здание и неплохое, но не место ему там, где оно стоит...
Перейти к обсуждению на форуме >>