Торгово-досуговый центр «Варшавский»
Проектная организация: Мастерская Чернихова
наше мнение мнение архитектора мнение критики ваше мнение
фрагмент фасада два




фрагмент южного фасада

фрагмент южного фасада 2

Торговый центр "Варшавский". Окно
Торгово-развлекательный центр "Варшавский". Атриум. Фото: Владислав Ефимов, Сергей Леонтьев
атриум колонна
атриум первый этаж
Торгово-развлекательный центр "Варшавский". Колонны. Фото: Владислав Ефимов, Сергей Леонтьев
Торгово-развлекательный центр "Варшавский". Атриум, вид сверху. Фото: Владислав Ефимов, Сергей Леонтьев
атриум, второй этаж
Торгово-развлекательный центр "Варшавский". Зона фаст-фуда. Фото: Владислав Ефимов, Сергей Леонтьев
Торгово-развлекательный центр "Варшавский". Зона фаст-фуда. Фото: Владислав Ефимов, Сергей Леонтьев
интерьер
Торгово-развлекательный центр "Варшавский". Интерьер. Фото: Владислав Ефимов, Сергей Леонтьев
Торговый центр "Варшавский". Фрагмент пола
Торгово-развлекательный центр "Варшавский". Интерьер. Фото: Владислав Ефимов, Сергей Леонтьев
Торговый центр "Варшавский". Интерьер второго этажа
Торговый центр "Варшавский". Задний фасад
Торговый центр "Варшавский". Фрагмент главного фасада

Адрес: Варшавское шоссе, 87-б
Проектная организация: Архитектурно-дизайнерская мастерская А.А.Чернихова
Архитекторы: Андрей Чернихов, Максим Рубен, Нина Жорова
Конструктор: Игорь Каникаев (ООО «Экопроект Плюс»)
Инвестор-заказчик: ООО «Грандайс» (гендиректор Александр Назаров)
Генподрядчик: ООО «Экопроект-Плаз»
Площадь: 35.000 кв.м
2001 – 2004

наше мнение

Мне в магазинах всегда было плохо.

«Детский мир». Уж на что, казалось бы, сказочное место, так ведь по самому интересному – по первому этажу, где игрушки – только пробегали, а потом наверх, в одежду, и ходишь-ходишь, пальто в руках тащишь. Одна радость: мороженое в хрустящих, как нигде, стаканчиках.

Потом, что потом? ГУМ-ЦУМ, «Дом книги»-«Мелодия». Очереди, дефицит, продавцы хамят, кассиры обсчитывают. Одна радость: достал.

А теперь… Все есть, продавцы подлизываются, кассиры «спасибо» говорят, кругом скидки, а радости опять никакой. Да что там радость! В 9 из 10 случаев выхожу из магазина с пустыми руками: изобилие гнетет.

Но вот забрезжила надежда, что и мне будет чем заняться в магазинах. Там стала появляться архитектура.

Считается, что архитектура магазинам без надобности. «Локейшн, локейшн и еще раз локейшн» - твердят ритейлеры. (То же самое, заметим, твердят девелоперы жилых домов и офисных зданий.) То есть, качество магазина исчерпывается правильным местом. Если оторвал участок на Ленинградке, можешь хоть сарай залудить. Все равно зайдут. Никуда не денутся.

Собственно, 90 процентов новых магазинов у нас так и выглядят: сараеобразно. Причем, независимо от масштаба: будь то гипермаркет, супермаркет, гиперларек, суперларек. С точки зрения функции это логично: товар лежит на полке, полки образует модуль, а модуль этот лучше всего запихивается именно в сарай. Ну, или, скажем так, в параллелепипед без всяких выкрутасов, которые могли бы отвлечь от главной задачи.

Но в том-то и дело, что эта задача на глазах размывается. Шоппинг остается основным содержанием досуга (современный человек, по статистике, тратит на него 3/4 свободного времени). Но если в советские времени эта пропорция была связана с тем, что ничего не было (и чтобы что-то купить, надо было долго искать), то теперь человек ходит по магазинам уже не только за покупками. Он именно что проводит там свободное время. А значит, и сугубо торговый подход к проблеме должен измениться.

Но до недавнего времени менялась только структура. Магазин, универмаг и универсам сменили бутик, супермаркет и молл. А священную триаду «ГУМ-ЦУМ-«Детский мир» - «ИКЕА»-«Ашан»-«Арбат-Престиж». Но в отличие от той троицы нынешние магазины обезличены: они плодятся как котята, все равно где, и выглядят абсолютно одинаково.

Вроде бы парадокс: ведь все, что хочет продаваться, предстает нам обычно в самой яркой упаковке. Почему же магазины так скучны и однообразны? Ответ прост: за отсутствием экономической целесообразности. Все равно придут и деньги оставят. При всей справедливой рациональности такого подхода, в нем сквозит угрюмая советскость –  когда эстетика была принадлежностью искусства, а вещный мир какого-либо дизайна был лишен. На этом месте можно было бы поставить точку (типа «ждем-с»), если бы в Москве не стали возникать совершенно иные магазины.

Первыми ласточками были «Покров мост» на Семеновской, «Гвоздь» на Волоколамке, галерея ZAR на Рублевском. Однако, невзирая на интересную архитектуру, как торговые предприятия они не слишком задались. Что лишний раз убедило заказчиков в необязательности архитектурной составляющей. Но архитекторы не сдавались: два года назад появилось еще два почти шедевра – «Квадро» и «Галерея Аэропорт». Им (отчасти благодаря отменному «локейшну») повезло больше. И лишь в 2004 году сформировался прочный стандарт торгово-развлекательного центра, в рамках которого открылось четыре магазина, каждый из которых вполне себе блещет архитектурой.

Стандарт таков: якорный арендатор типа «Рамстор» + куча мелких магазинов + большой фуд-корт + многозальный кинотеатр + паркинг. А с точки зрения архитектуры слово «блещет» самое верное: эти магазины ярки в прямом смысле слова. Два облицованы альполиком самых громких красок, третий разукрашен как детская игрушка. Но кроме красок, есть и форма: изящная «кастрюлька» («Калужский») и радикальный «удав» («Европарк»). Правда, и там, и там интерьеры явно уступают фасадам. А «Пятая авеню», где интерьеры благородно-торжественны, снаружи, наоборот, никакая. В общем, единства внешнего и внутреннего удалось добиться только Андрею Чернихову – в торговом центре «Варшавский».

Дом хорош во всех отношениях. Градостроительно – как яркий пунктум на длинной и бездарной Варшавке. Социально – как осмысленное и качественное общественное пространство. Функционально: большой, но компактный магазин плюс полный набор инфраструктуры. И архитектурно он на удивление целен. Можно, конечно, сказать, что это коробка. Но она так изобретательно декорирована, что производит впечатление модного деконструктивизма. Собрать дом из кубиков, как это делают Фрэнк Гери или Даниэль Либескинд, у нас пока невозможно, но можно создать образ этой сложности. Разбить плоскость на фрагменты, повернуть их под углом друг к другу, выделить их сначала объемно, а затем и графически - каждый своим цветом. А еще разорвать параллелепипед стеклянным «водопадом», прочертить несколько косых окон, пустить «волной» стену. Конечно, эти яркие плоскости - всего лишь аппликация, но для этого места и для такой функции это идеальное решение. И жалко, что они так обильно увешаны рекламой - хотя сегодня это, видимо, неизбежно.

У здания была веселая легенда: бежит Дед Мороз, а у него из дырки в мешке падают подарки… Цветные коробки рассыпались по площади (раньше тут автобусы моторы грели) и образовали такое вот праздничное нагромождение объемов. В свете этой сказки отрадно, что и задний фасад, обращенный к железной дороге, ничуть не проигрывает в яркости главному. Но самое удивительное, что и внутри вся эта игра в деконструкцию продолжается - тогда как обычно этот порыв заканчивается на фасаде. Честного соответствия внешнего внутреннему тут, правда, нет: за стеклянной вставкой вы не найдете светового коридора через весь дом, а за желтым кубом, «перевязанным» красными ленточками, прячется фуд-корт, решенный совсем в другой гамме и геометрии. Сопрягаются интерьеры и фасад, скорее, метафорически. Как и архитектурная графика великого Якова Чернихова – с реальной архитектурой его внука Андрея.

Сдвиги фасадных плоскостей продолжаются внутри наклоненными витринами, кубистическим рисунком пола, эффектно разлетающимися трассерами светильников. Цветовая гамма внутри меняется, но остается яркой, а главное, что цвета сопрягаются по тем же законам. Самое экстравагантное в интерьере – это накренившиеся колонны, которые, мало того, что красивые (в их нержавейке скользят все цвета атриума), так еще и несущие. То есть, отчасти декоративная идея сдвигов и сломов разворачивается воплощенной в тектонике реальностью. Атриум, глухую стену которого занимает композиция по мотивам Якова Чернихова, тоже хорош: это настоящий центр, откуда видно все. А образовавшиеся кое-где закутки придают походу меж кривыми стенами привкус авантюрного приключения – на контрасте с простором атриума. Есть тут и смешной фуд-корт, напоминающий школу для аутистов того же автора: при входе сверкает стальная лестница-скульптура, окна – как из детских рисунков, колористика – аппетитная. А главное – море воздуха (тогда как обычно атмосферу фуд-корта исчерпывает запах прогорклого масла). Дизайн кинозоны более стандартный, но большой витраж в ее конце, перечеркнутый теми же косыми линями ограждений, возвращает настроение веселой деконструкции.

Дизайн здесь, конечно, превалирует над архитектурой, острых пространственных переживаний тут не так много, как кажется, должно бы быть – после эффектного фасада. Но дизайн настолько тотален, что ты чувствуешь себя все время внутри этого праздника -  и это ощущение, опять же таки метафорически, замещает архитектуру. Двухмерной картинке удается здесь стать трехмерной, плоскости – объемом, декорации – пространством. Конечно, ощущение легкой подмены остается, но ведь и шоппинг – при всех его терапевтических и прочих достоинствах – это всего лишь иллюзия подлинной свободы?

Николай Малинин. ШОППИНГ-АРХИТЕКТУРА. Торговый центр «Варшавский»: хорошее настроение с большими скидками. «Штаб-квартира», 2005, № 5 (33)

справка

На огромной асфальтовой площади, на которой десятилетиями парковались автобусы загородных маршрутов, в конце 2004 года завершилось строительство торгово-досугового центра «Варшавский». Площадь у станции метро «Варшавская», в центре которой расположен  комплекс, представляет собой сложный транспортный узел пересечения линий Павелецкой железной дороги, десятка маршрутов троллейбусов, автобусов, и маршрутных такси,  а так же потоков пассажиров метрополитена. Комплекс в основном рассчитан на средние слои населения, пользующиеся общественным транспортом, хотя обладает собственной парковкой на 300 машин в трех подземных уровнях.

Здание 4-х этажное, общей площадью около 35 тысяч кв.м, с размерами в плане 100 на 60 метров. Главный вход расположен со стороны Варшавского шоссе и ведет в атриум, являющийся ядром комплекса. Атриум связан также с выходом из станции метро и подземным переходом с железнодорожной платформой. На «минус первом» этаже находится супермаркет, первый и второй уровни центра занимают торговые залы, на третьем располагаются пять залов мультиплекса, демонстрационные и выставочные залы, кафе, четвертый уровень занимает администрация центра и технические помещения.

Интерьеры общественных зон стилистически «продлевают» внутри впечатление  игры цвета и форм фасадов. Разноуровневые потолки окрашены в энергичные цвета, наклонные стеклянные витрины магазинов, 4-х световой атриум, одна стена которого представляет собой рекламный гипер-экран, все это создает ощущение легкости и свободы.

Каркас: монолитный железобетон. Стены: пенобетонные блоки 400 мм. облицовка: навесные алюминевые панели крашенные по ral. Витрины: вертикальные  и наклонные из 10 мм полированного стекла. Полы и лестницы: керамогранит, гранит. Облицовка колонн, ограждений атриума и фаст-фуда: полированная нержавеющая сталь. Потолки: съемные, решетчатые, тип «грильято»; окрашенный в различные цвета гипсокартон

мнение архитектора

Андрей Чернихов:

- Варшавка – самая длинная трасса Москвы. И самая дурная в архитектурном отношении. Но на ней, у станций метро образовались некие лакуны. И я уже давно предложил, что Варшавка это некий шампур, на который будут брошены букеты цветов. Сделать серию таких центров руками разных архитекторов. И тогда все, что между – будет уже неважно, ориентиры будут сделаны мастерскими мазками, и трасса обретет какой-то смысл. А здесь была пустая площадь, автобусы грели моторы. И идея была, что бежит Дед Мороз к Кремлю, а у него из прорехи в мешке высыпаются подарки, и эти коробки так и остаются.

- Коробки, понятно, без окон…

- Есть две концепции торгового центра: либо все видно снаружи, либо ни одного окна. Но в первом случае инвестор теряет площади по контуру здания. Отсюда – типовая схема: глухая коробка и разработанные внутренние пространства. Ну и стандартная программа: магазины, кино, еда, парковка. Шаг колонн не 6 метров, а 7 или 8 – и эти параметры определяют структуру. И ты не можешь менять шаг, потому что под землей у тебя стоянка. Но у стоянки шаг начинается с 7,20 метров, а это хороший шаг для магазина. Потому что якорный арендатор хочет иметь квадрат или прямоугольник.

- И тогда неизбежен атриум…

- В торговом центре важна общая обозреваемость, визуальный охват того, что внутри. И это у нас получилось неплохо – хотя нужно было разделить коробку на два блока, и так, чтобы не чувствовалось, что под одним из них проходит метро. Идеально, конечно, иметь Гуггенхайм – где всем все видно и информация считывается моментально. Но и закутки некоторый уют создают.

- Но фасад и интерьеры у вас сопрягаются скорее метафорически...

- В Лейпциге есть магазин, где глухой объем разорван стеклянной вставкой. И я хотел сделать нечто похожее. Оставлял свободные кусочки на фасаде, чтобы было три световых прострела. А на них делать световой рекламный дизайн.

- Но фасадное решение и так яркое, излишеством кажется такая мысль…

- Изначально фасады вообще были чистые. Мы договаривались, что сам дом и есть брэнд. Сам себе реклама. Но управляющая компания решила сделать на фасад 10-метровый телевизор. Идея хорошая: превратить все в гиперэкран – как Пиано хотел на центре Помпиду сделать. Но ему на интерактивный фасад 6 млн. франков не хватило. Так он и остался недоделанный, хотя об этом мало кто знает. И тут отказались, слава богу. Вместо телевизора сделали тревижны.

- Но реклама на фасаде очевидно вредит концепции…

- Мы проектировали с колес, начинали вообще без управляющей компании. Не знали, кто будет, сколько надо кинозалов. А когда все сделали, пришла управляющая компания и выяснилось, что надо не четыре, а пять залов. А дом уже стоит в бетоне под крышей. То же самое с рекламой. Но тут все решает вопрос прибыли. Если фасады под рекламу сдаются, можно не сомневаться, что сдадут все.

- А вообще вся эта архитектура дорогая?

- Дорогая тут только облицовка колонн. Ну и за за счет наклона они дороже еще на 15 процентов. А керамогранит на полу китайский, дешевле нет. Но рисунок при этом, заметьте, считывается. Хотел, чтобы лестницу в фуд-корте сделал «Биоинъектор», но не сошлось. А рисунок лестницы мой.

- А колонны кривые несут?

- Все несущие, ни одной декоративной! Игорь Каникаев тут высший пилотаж проявил. Он по образованию не конструктор, у него поэтому такое живописное представление о жизни. «Давайте, - говорит, - поломаем». Ну и поломали. Только две колонны прямыми и остались: тут уже нужна была статика.

- Не боялись, что кривизна испугает обывателя?

- Если ты делаешь храм или музей, там экспрессия необходима – но это другой случай. Когда же это торговый центр, то тут вопрос в том, чтобы дойти до критической точки, которая не нарушает комфорта восприятия и пребывания. Конечно, нельзя делать эпатажа больше, чем нужно, нельзя создавать беспокойства. Но можно добиться ощущения некоторой игры – чего, кстати, вообще безумно тяжело достичь в архитектуре, как в искусстве более фундаментальном. Веселость к ней вообще не применима, это задача для диснейленда, но сделать празднично, свободно – можно. Это чувство свободы, ощущение мира свободного человека – может, эта философия тут и лишняя, но мне очень хотелось сделать такой магазин, куда человек пришел бы, даже если ему нечего купить. Чтобы даже отсутствие денег его не ущемляло бы. А, наоборот, чтобы само по себе пространство приобщало бы тебя к чему-то хорошему. Чтобы пространство поднимало настроение.

- А вот в фуд-корте перебрали с хорошим настроением…

- Под ним – метро. Там вообще ничего не получалось. Там балки криво летят, и как сыграть в тектонику, имея атектоничсекую конструкцию, непонятно. Поэтому некоторая клоунадность и появилась. Но гамму эту – сиренево-фиолетово-салатовую – мы сознательно закладывали: чтобы создать ощущение легкости и воздушности. Впрочем, всегда можно перекрасить. Тем более, что в двух местах я просто ошибся. Пояс надо переделать, да, но с маляром я уже договорился.

Интервью Николаю Малинину, 17.03.2005

мнение критики

Дмитрий Фесенко. Архитектурно-дизайнерская мастерская А.Чернихова: артистизм как норма жизни. «Архитектурный вестник». 2005, № 1 (82)
http://archvestnik.ru/0501/frame_0501_rus.htm

 

ваше мнение

Гость | 2739 дн. 20 ч. назад
Интересно, а кто это пишет?! Скорее всего вы его конкурент или уволенный сотрудник. Уж больно, эмоционально реагируете.
Юля | 3348 дн. 16 ч. назад
а мне нравится это здание! всегда подмигиваю ему, когда проезжаю по Варшавке. внутри оно запутанное немного, но оттого увлекательное
Вася Пупкин | 3426 дн. назад
Самое интересное что со слов гЕниального конструктора Игоря Каникаев а получалось что кривые колонны это задумка архитектора))). Армирование этих "колонн" назначал Каникаев безо всякого расчета. Рассказывал что считал их во сне)))). Вот такой гений. Кстати говоря малоизвестный но от этого не менее интеречный факт- там в процессе строительства чуть чуть плита перекрытия на вестибюльматро не упала-((
Гость | 3847 дн. 11 ч. назад
Разве вы не знаете, что автор - академик архитектуры?
Гость | 4038 дн. 16 ч. назад
Игорь Каникаев - вообще не инженер!!!! Ни по образованию (ввиду отсутствия такового!- в-о-о-б-ще!!!, а не только строительного специального!!!),ни по уровню ответственности принимаемых решений! Поосторжней с этим чудаком- прежде чем довериться ему - поинтересуйтесь опытом предыдущих заказчиков!!! Фарт ему рано или поздно изменит - не жалаю Вам оказаться в этот момент Заказчиком Игоря....
Перейти к обсуждению на форуме >>