Учебный комплекс МГПУ
Проектная организация: "Моспромпроект"
наше мнение мнение архитектора мнение критики ваше мнение


фонтан
точка схода
у основания пирамиды

изнутри пирамиды
фрагмент фасада
внутри
задний фасад
внутренний дворик, вид сверху
дерево
диагональ
диагональ два
отражение

Адрес: 2-й Сельскохозяйственный проезд, вл. 2
Проектная организация: «Моспромпроект», мастерская № 2
Архитекторы: Александр Ларин, Марат Константинов, Александр Поляшов, Павел Кошкарев, Михаил Холмогоров
Инженеры: Галина Марова, Игорь Грязев (фирма «ГВИЛ»)
Заказчик: ЗАО УКС «Наука»
Подрядчик: ЗАО «МонАрхиС»
2003 - 2005

наше мнение

Сюжет, грубо говоря, такой.

В районе ВДНХ уважаемый архитектор строит на казенные деньги здание педуниверситета в постмодернистском духе.

Пробежав такой заход, я бы дальше читать не стал.

Потому что – ну что?

ВДНХ – хоть и не окраина, но район, извините, безмазовый. Сложного контекста не образует, ограничений не накладывает, короче, никакого вызова архитектору не создает.

Если зодчий уважаемый, то, скорее всего, он в возрасте. А значит, никаких интересностей ждать от него не приходится, Гери в России не водятся.

Деньги бюджетные, тут все понятно. Это не те деньги, на которые можно сделать что-то любопытное. Это вообще не деньги.

Педуниверситет тоже как-то не очень котируется. Оттуда, конечно, вышло множество хороших людей, вот только прославились они совсем не по специальности. И ожидать от такого заказчика продвинутого заказа - сложно.

Ну, и постмодерн. Тут  вообще говорить не о чем. Скомпрометирован по самые уши и делают его только в провинции, где нету интернету.

Все это так – да не так.

Район, конечно, специфический. Похоже на провинциальный советский городишко. Плотности никакой, дворы растекаются в пустыри, зелени вдосталь, жилья немного, зато - масса сооружений непонятного назначения. Впрочем, что еще могло быть на задворках ВДНХ - главного огорода империи? Один квартал – киностудия Горького, второй - ВГИК, третий – трамвайное депо. Отсюда и набор загадочных построек, отсюда и отсутствие инфраструктуры. Короче, «Москвой» тут вообще не пахнет.

Казалось бы, в такой ситуации делать можно все что угодно. Но это такая «молодежная» точка зрения. Предков дома нынче нет – будем отрываться. Забабахаем что-нибудь дигитально-стеклянное на сто этажей. Человек же умудренный смотрит на дело иначе: да, можно все – но нужно ли? Освобождает ли отсутствие предков от ответственности? Что даст району какая-нибудь новомодная архитектура? Организует вокруг себя поле напряжения-притяжения, приведет сюда деньги, даст месту новую жизнь? Ну, вообще-то так всегда и бывает, но в этом месте – вряд ли. Просто потому что функции окрестных заведений в обозримом будущем не изменятся, а жилье здесь строить негде. Отсюда – логичный вывод: построить нечто адекватное этой «деревне». Что-то вроде сельского клуба.

А как их у нас строили? С фронтонами да колоннами, ясное дело. Ну и чтоб возвышался немного. А потом, ведь что такое сельский клуб? Это же замещение сельского храма, недаром он порой прямо в нем и устраивался. Но тут задача другая: «храм знаний». И тогда логично, что формой своею он может напоминать храм греческий, смутно навевая мысли о торжестве разума, демократии и прочих гуманистических ценностей, коим здесь будут учить. Так появляется периптер. В котором - актовый зал и зал заседаний ученого совета. Правда, периптер, вознесенный на высокий подий – тема немного надгробная (мавзолей в Галикарнасе, памятник нереид в Ксанфе), но авторы уходят от монументальности, поднимая здание на ножки. Между которыми – каскад-бассейн.

По большому счету, этой апелляцией к античности весь постмодернизм и исчерпывается. Никаких украшений, колонны – столбы, пустой фронтон, все сухо и строго, а одинокое окно эту аскезу удачно подчеркивает. А учитывая то, что дом не в центре, и ни с какими соседними башенками да колоннами не рифмуется, то из этой цитатности испаряется то заискивание перед средой, которое раздражает в «московско-лужковском» стиле. Она остается в чистом виде знаком со вполне понятным означаемым – с чего, собственно, постмодерн и начинался.

Зоил скажет, что автор, видимо, остановился в своем развитии на том, что было модно в пору его творческой зрелости. Но это не тот случай. Александр Ларин стал звездой еще в 60-е годы, когда с Виктором Лебедевым построил Хореографическое училище на Фрунзенской – шикарный неоконструктивизм. Он был звездой в 70-е, когда сделал библиотеку в Перово – редкий образчик структурализма. Он оставался звездой в 80-е, строя почти поп-арт: детсад в Новогиреево или аптеку в Орехово-Борисово. В 90-е, правда, он строить перестал, но зато и не скомпрометировал себя так, как члены «великолепной семерки», построившие когда-то Дворец пионеров, главный хит 60-х, а через 30 лет принявшиеся плодить развязные небоскребы. Сегодня, когда понятие «стиля» перестало быть актуальным, Ларин остается верен простому завету: здание должно быть уместно. Другое дело, что у него эта уместность значит не только «у места». Ему удается провести ее на всех уровнях.

От фонтана диагональ в виде стальной фермы приводит во двор. Поднятый на стилобат, он рассматривался как главное тусовочное место. Посыл хороший: не выдумывайте себе «большой сачок», а тусуйтесь здесь. Но он так и остался посылом: никаких лавочек-скамеечек здесь не появилось, да и неохота, сказать по правде, делать это на глазах у педсостава: за счет почти сплошного остекления вид на двор достигается практически панорамный. Поэтому тусуются больше у фонтана. Ну, такое часто бывает, что родители не догоняют: привезут ребенку супершмотку, а ему в старых джинсах больше нравится.

Но у этой избыточной проницаемости двора есть свой плюс. Двор вообще замечательный: одна его стена - сталинская школа 50-х, другая – хрущевская школа 60-х, а третья и четвертая – тот самый новый корпус с гигантским витражом. Вроде никакого ноу-хау, но когда заходишь внутрь, понимаешь, как же много здесь света. Причем, не только за счет количества стекла, но и за счет сложной организации пространства: лифтовая зона с балконами, заключенная в прозрачную пирамиду, дарит массу ракурсов. А главный вестибюль, откуда вся эта история начинается, наводит на мысль о пирамиде Пея в Лувре.

Имя Йо Минг Пея тут неслучайно: трудно сказать, какое именно стилевое направление исповедовал он за свою 70-летнюю карьеру, но ясно одно: это главный в мире мастер по свету. Что Лувр, что Зал славы рок-н-ролла в Кливленде, что недавний Исторический музей в Берлине – везде ты бродишь как зачарованный, часами наблюдая за перемещением теней и солнечных бликов. А в Москве такого нет: и не только потому, что летом слишком мало света, а зимой слишком много снега. Атриум Гостиного двора впечатляет, но это удовольствие на пять минут. А по интерьерам МГПУ можно ходить долго: потому что тут не только небо.

Конечно, кроме света у Пея еще много дизайна, который здесь, увы, начисто отсутствуют. Нет здесь и ничего специфически «молодежного», чем так гордятся вузы, построенные Гери, Мейном, Холлом и прочими звездами. Это, конечно, грустно и обидно, но зато честно. Потому что готовят здесь не топ-моделей, а учителей. Готовят к суровой жизни педагога, нервной и плохо оплачиваемой, и не факт, что в столице. И устраивать здесь потемкинские деревни было бы странно. Здание адекватно всему: и задаче, и бюджету, и месту. И это уникальный случай, когда уместным становится и сам постмодернизм. Это слово тут просто теряет смысл, потому что над эстетикой доминирует этика.

Николай Малинин. УМЕСТНЫЙ СВЕТ. Александр Ларин, Марат Константинов. Новый комплекс МГПУ. «Штаб-квартира», 2006, № 4 (44)


мнение архитектора

Марат Константинов:

Пристройка к двум школьным зданиям 1950-1960-х годов, которые много лет были приспособлены под педагогический университет, это «г»-образное в плане, восьмиэтажное здание. В нем разместились два факультета - филологический и исторический, библиотека, вестибюль с тремя лифтами, столовая, технический этаж. Пристройка поэтажно соединена переходами с существующими зданиями. Актовый зал, зал заседаний ученого Совета с техническим этажом выделены в отдельное сооружение, также сообщающееся поэтажными переходами с существующими зданиями. Этот объем стоит на четырех опорах; под его воздушным пространством построен каскад-бассейн.
В новом здании, начиная со второго этажа, в рекреации выходят аудитории и компьютерные залы на 25, 50 и 100 человек. В центре - главный вестибюль с поэтажными лифтовыми холлами, решенный остекленным атриумом с видом на эксплуатируемую кровлю, в квадратной чаше которой разбит небольшой зеленый газон с деревом в центре. На кровлю можно попасть по открытой лестнице и пандусу.

мнение критики

Андрей Гозак:

…Это обычный муниципальный объект бюджетного финансирования, возникший в результате реконструкции двух типовых школ и нового строительства, которое вместе с уже существующими зданиями образовало новый комплекс Московского государственного педагогического университета, вернее - его районного филиала.
…Первое, что я увидел, был объем возвышающегося над новой частью здания «греческого» периптера - символического храма знаний, в котором расположился зал Ученого совета университета. Это смысловая и архитектурная доминанта всей композиции. Затем, когда я подошел к зданию в месте стыковки двух школ, где расположена мощеная площадка с фонтаном, передо мной раскрылась объемно-пространственная структура комплекса, стал ясен принцип его построения.
Две типовые школы (кирпичная сталинская и блочная хрущевская) сохраняются в своем натуральном виде. Дополненные новыми более высокими корпусами они образуют квадратный объем с большим внутренним двором, в котором размещается центральный распределительный вестибюль. К нему со стороны фонтана ведет диагональный ход, обозначенный висящей пространственной конструкцией - своеобразной люстрой, высвечивающей его в вечернее время.
Интерьеры комплекса производят двойственное впечатление. Пространственно-световая среда, проработанная в большинстве случаев очень внимательно, лишена многих необходимых элементов дизайна. Мебель же и оборудование по качеству просто не соответствуют общему архитектурному решению, что вызывает недоумение и обиду. Эту тему я затронул в беседе с архитекторами.

Андрей Гозак:

- Насколько я знаю - объект обычный, простое муниципальное строительство, деньги небольшие. Как это повлияло на характер проектирования?

Александр Ларин:

- Изначально все было предрешено - надо делать дешево. Сохранить старые школы - с минимумом затрат отремонтировать, частично улучшить планировку, оборудовать лифтами. Даже использовать существующие лестницы для обслуживания всего здания, включая новую часть. Мы сумели сохранить и место между торцами школы - как некую память. Здесь был фонтанчик и всегда тусовались студенты.
Мы сделали новый фонтан, перекрыли площадку и организовали отсюда новый вход в здание Университета. Над площадкой по вертикали последовательно расположили главные помещения: актовый зал, а выше - зал Ученого совета, возвышающийся над всем комплексом в виде периптера, храма науки. Прием этот заимствован у Аалто, который в Ювяскюля придал объему подобного назначения форму мраморного периптера.

Марат Константинов:

- Было много проблем и в процессе проектирования, и при строительстве Университета. Сначала заказали проект более крупного здания, рассчитанного на размещение четырех факультетов. Но когда мы его выполнили, пришло распоряжение переделать проект в расчете на два факультета. Денег нет! И начали все по-новой. За год сделали еще один проект, уже окончательный. Потом наступило затишье. А затем вдруг все вспыхнуло опять. И пошла быстрая разработка.
При разработке проекта нам удалось пригласить хороших конструкторов, которые выполнили свою работу очень качественно. Но во время строительства неожиданно возвели ряд непредвиденных стен из монолитного бетона, которые перегородили предполагавшиеся цельными пространства.

Андрей Гозак:

- Но главная проблема, как мне кажется, возникла при оборудовании интерьеров. В учебном здании это очень важный момент.

Александр Ларин:

- К сожалению, серьезной разработки проектов интерьеров не было. И это не только катастрофическое упущение заказчика, но и факт пренебрежительного отношения к потребителю-студенту. Ответ был один - нет денег.

Андрей Гозак:

- Это очень чувствуется в натуре. Пространства сделаны, а наполнения нет. Какая-то пустота. В Москве разве нет такой практики, как в Эстонии, например: здание делает архитектор, а оборудование интерьера - дизайнер, который выступает как единомышленник архитекора. Вот так работает Тоомас Рейн.

Марат Константинов:

- Я нашел несколько хороших дизайнерских фирм для проектирования мебели и другого оборудования интерьеров. Но администраторы из Управления образования денег не дали. Скажем, в главном вестибюле сейчас кроме стандартной стойки ничего нет. Мы предлагали совсем другой интерьер.

Андрей Гозак:

- Не стоит говорить дальше о недочетах реализации, вызванных в первую очередь нехваткой бюджетных средств. Следует сказать о другом. Почему при возведении в городе такого бездарного монстра, как «Триумф-палас», мы проявляем щедрость, а для обычных студентов скупимся - не можем оборудовать учебное здание добротной мебелью и хорошими светильниками. Что-то в этом государстве и городе не так.

Андрей Гозак. УЧЕБНЫЙ КОМПЛЕКС МГПУ ПО 2-МУ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННОМУ ПРОЕЗДУ, МОСКВА. «Проект Россия», № 36 (сентябрь 2005)

Почти то же самое:
Андрей Гозак. ДВОЙНАЯ ПРЕЗЕНТАЦИЯ. ОФИС ФИРМЫ «КСИСТЕМС»/КОМПЛЕКС МГПУ. «Архитектурный вестник», 2005, № 3 (84)
http://archvestnik.ru/ru/magazine/522/

 

 

 

 

 

Леон Крие. Вилла во Флориде

 

ВДНХ

 

 

 

семинар в МГПУ

 

 

 

Александр Зосимов. Коллаж № 4, 1985

 

фото Alex Lapin

 

 

 

 

сельский клуб как он есть

мавзолей в Галикарнасе

 

 

Хореографическое училище, 1968

Библиотека в Перово, 1972

Детский сад в Новогиреево, 1975

аптека в Орехово-Борисово, 1973

 

 

Йо Минг Пей, пирамида Лувра

Йо Минг Пей. Исторический музей в Берлине, 2003

Том Мейн, кампус в Цинциннати

Стивен Холл, Саймонс-холл в Массачусетсе

ваше мнение

мила миелович | 3076 дн. 18 ч. назад
Очень талантливо ! Высший пилотаж старое в новое вписать !
Особенно периптер на синем фоне впечатляет - побольше бы таких интересных , нестандартных сооружений в Москве .
А то наши придворные зодчие - с непомерными амбициями - даже не замечают -как унылы и скучны их претенциозные " шедевры " !
Перейти к обсуждению на форуме >>