Офисный комплекс «Туполев-Плаза»
Проектная организация: Экопроект +
наше мнение мнение архитектора мнение критики ваше мнение
Офисный комплекс «Туполев-Плаза». Уличный фасад
Офисный комплекс «Туполев-Плаза». Дворовый фасад
Офисный комплекс «Туполев-Плаза». Фасады
Офисный комплекс «Туполев-Плаза». УЛичный фасад 2

Офисный комплекс «Туполев-Плаза». Вид из окна редакции журнала ARX
Офисный комплекс «Туполев-Плаза». Детали
Офисный комплекс «Туполев-Плаза». Отражение
Офисный комплекс «Туполев-Плаза». Трава

Адрес: Набережная академика Туполева, 15, корп. 2
Архитектор: Дмитрий Бархин
Заказчик: Plaza Construction
Подрядчик: Plaza Construction
2005

наше мнение

Эксперименты Рикардо Боффила по осовремениванию классики путем введения зеркального стекла нашли куда более удачное продолжение в Москве. У Дмитрия Бархина и пропорции лучше, и детали изящнее. И весь дом кажется не постмодернистской подделкой, а каким-то старинным трюмо, удачно вписавшимся в современный стеклянный интерьер.

мнение архитектора

 

мнение критики

Григорий Ревзин:

Дом Дмитрия Бархина на улице Радио выстроен в бывшей промзоне закрытого КБ. Теперь здесь расположилась «Туполев-плаза», если бы не Бархин – стандартный, выстроенный из коричневого тонированного стекла прямоугольный объем. Бархин превратил все это в интереснейший аттракцион, поставив в центр огороженного стеклом двора классицистическую виллу не вполне понятно какого времени.
Не думаю, что именно аттракцион был его целью. Задний фасад дома разорван двумя вставками сплошного остекления, и главный эффект этой работы теперь – в некой «травмированности» классики. Эта работа в 2005 году стала номинантом на «Золотое сечение», полагаю, главным образом из-за остроты этой травмы, которая не являлась замыслом архитектора и введена в композицию заказчиком по собственной инициативе. Признавая силу эффекта, должен сказать, что Бархин, на мой взгляд, в достаточной степени владеет классическим языком, чтобы создавать острые эффекты и без помощи замусоривания классики чужеродными вставками.
Так или иначе, возник странный образ классической виллы, будто бы подвергшейся реконструкции. Будто главный дом сохранился, хотя и потребовал ремонта, а на месте служб возвели офисные корпуса. Компания «Бенеттон» любит обживать подобным образом рядовые виллы Венето, благо таковых в XVI-XVII веках там построено в десять раз больше, чем усадеб в Подмосковье. Но когда построена эта, псевдореконструированная с помощью стеклянных экранов?
Достаточно сложный вопрос. Когда рассматриваешь ее детали, опять же выполненные с какой-то торжествующей виртуозностью, то опознаешь их как безусловно ренессансные. То же касается и общего эффекта расположения ордерных деталей на неоштукатуренной кирпичной стене – позднее никакой классицизм не позволял себе такой варварской остроты. Однако общий пропорциональный строй виллы никак не может быть ренессансным. Обратите внимание на странных кариатид, до того изящных, что их галантно не решились нагружать каким-либо весом, а просто оставили на фасаде для украшения. Эта куртуазность свойственна никак не Ренессансу, а более поздним временам. А не странными ли вам кажутся эти фронтоны над окнами, которые как-то кокетливо маловаты? Такие чуть меньше, чем нужно фронтоны могло позволить себе французское рококо. Но оно, конечно же, никогда бы не позволило себе неоштукатуренных стен.
Если бы мне пришлось датировать такой дом, я предположил бы, что детали декора и сам дом созданы в разное время, причем дом – позднее. Ну, скажем, детали перенесены сюда с другого строения. Или, скажем, их изготовили под один проект, а использовали в другом. Ну, например, было в Москве в XVI веке итальянское подворье, и посол флорентийского герцога решил строить себе виллу и заказал дома архитектурные детали. А пока их делали да везли, он то ли сменился, то ли помер, и они сто пятьдесят лет пролежали во дворе. А потом дом все же решили построить, но побольше, попросторнее. И тут появился какой-то фантастический тонкач, архитектор, который использовал эти детали чрезвычайно рафинированно, тонко, вплоть до неоштукатуренных стен, воспроизвел фактуру позднего Ренессанса, но придал всему зданию едва уловимую куртуазность пропорционального строя, намекнув всем посвященным на последнюю французскую моду.
В каком-то смысле в обоих зданиях Бархин играет в одну и ту же игру. Он не просто строит классическое здание, он начинает какую-то замысловатую, очень изысканную и ученую игру с разными эпохами, как бы домысливая за архитекторов прошлого то, чего они почему-то не сделали (так у Баженова появляются римские античные базы), и сталкивая классические языки разных эпох. Баженов встречается с Палладио на Почтовой улице в Москве, французский архитектор достраивает дом из итальянских деталей через сто пятьдесят лет после того, как эти детали сделали, а потом все это переделывается под исследовательский центр «Бенеттона» на улице Радио. При том, что Бархин тщательно следит за общей согласованностью композиции, его дома оказываются какими-то странными раритетами, не то чтобы невозможными в рамках классического архитектурного языка, но возможными в каких-то крайне удивительных условиях.

Григорий Ревзин. РАЗГОВОР НАЕДИНЕ С СОБОЙ. ДМИТРИЙ БАРХИН
ДОМА НА ПОЧТОВОЙ УЛИЦЕ И УЛИЦЕ РАДИО. XV/XVI-MMV - 18.12.2005

Полная версия текста здесь

Ольга Редькина:

Располагается здание в престижном Басманном районе, портит дело интенсивная реконструкция промзон. Начало работы тоннелей под эстакадами Третьего транспортного кольца ликвидирует пробки в неудобных его участках. Малочисленные удобства — хорошо обставленный холл и столовая с чуть завышенными ценами. Круглосуточный видеомониторинг периметра территории обременяется плохой работой охраны — в здание почти беспрепятственный проход. Главный минус — скромная парковка на 60 машиномест. Большие комнаты, приблизительно по 100 кв. м, очень трудно изменить — арендодатель не приветствует перепланировку. Ставка аренды по сравнению со ставками в других бизнес-центрах класса В завышена примерно на 10% и составляет $500. За $550 уже можно снять помещение в здании класса А. Впрочем, ротация арендаторов невысока.
Функции управляющей компании ограничиваются технической эксплуатацией площадей. Вопросы аренды решаются лично через члена совета директоров. За месяц с небольшим после сдачи госкомиссии в январе 2004 года здание уже было заполнено арендаторами. К весне незанятыми оставались только два небольших помещения в цокольном этаже. Бизнес-центр пленил арендаторов современным внешним видом и богатым холлом (комплекс диванов, камин, рояль). При виде этих роскошеств создавалось иллюзорное ощущение высококлассности здания. Успех закрепляли низкие ставки аренды — на тот момент $330–350/кв. м в год. За внушительным антуражем скрывался невысокий уровень технической оснащенности. В здании работает эксклюзивный телекоммуникационный оператор «ВиЛэнд», что отсекает возможность работы с другим оператором.
Типовые комнаты по 70–100 кв. м позволяют оптимально «сесть» компаниям с небольшим количеством подразделений, 7–8 человек каждое. Изменить планировку на индивидуальный дизайн будет тяжело — владельцы зданий не хотят после вашего съезда ломать сооруженные кривые стенки и замазывать внутренние окна. Перепланировку в умеренных дозах можно обсуждать с членом совета директоров Plaza Construction Дмитрием Наринским, который лично решает вопросы с арендаторами. Как рассказывает один из брокеров, работавших со зданием зимой 2004 года, руководство Plaza Construction — вполне адекватные люди, заботящиеся о комфорте арендаторов. «Китайской компании, занимающейся фармацевтикой, — говорит он, — было отказано в аренде, поскольку она могла снизить уровень здания и доставить дискомфорт существующим арендаторам». Забота арендодателя сказывается еще в одном нюансе — в арендную ставку не входят расходы на обслуживание мест общего пользования. Впрочем, от этого она меньше не становится.

Ольга Редькина. ЗА ФАСАДОМ. «ТУПОЛЕВ ПЛАЗА». Журнал Building Commercial, №1
Полная версия текста здесь 

Григорий Ревзин: 

Дома Дмитрия Бархина на улице Радио выстроены в бывшей промзоне закрытого КБ. Теперь здесь расположился "Туполев-Плаза". Этот ансамбль, на мой взгляд, один из самых фантастических аттракционов сегодняшней Москвы. В том смысле, что вот этого в ней никак не ожидаешь.
Выглядит это так. Все начинается гигантской пятипролетной Триумфальной аркой, по степени торжественности сильно превышающей арку на Кутузовском проспекте. Ей присущ римский, имперский масштаб, такую арку могли бы поставить в честь серьезной победы, причем такой, когда император лично руководил войсками. Правда, по деталям она скорее не древнеримская, а ренессансная: слишком все изящно и тщательно прорисовано. Арка обстроена стеклянным корпусом, а за этим корпусом двор, с трех сторон окруженный офисами из коричневого тонированного стекла. В центре этого двора расположен изысканный дворец-особняк, что-то такое из европейского XVII века. Правда, этот особняк как-то пострадал от времени, одна стена у него разрушена и забрана стеклом. Сочетание старого кирпича и стекла создает острый эффект современной европейской реконструкции.
То есть примерно такая картина возникает. Здесь, на берегу Яузы, был, по-видимому, какой-то древний потерянный въезд в Третий Рим. И в незапамятные времена тут в честь незнамо какой победы соорудили грандиозную Триумфальную арку. Потом потерялась и память о победе, и даже дорога, на которой поставлена арка. Лет 300 назад этот участок превратился в усадьбу. Хозяин построил себе дом, а грандиозную арку сделал входом на свой двор. Эффект получился отчасти забавный, потому что арка гораздо величественнее этого изящного особняка, как будто собрались строить дворец размером с Царскосельский в Петербурге, а получилось гораздо меньше. Но не уничтожать же Триумфальную арку! Нет, он ее не уничтожил, а очень тщательно отреставрировал — так, как умели в то время. И вышла античная Триумфальная арка с ренессансными деталями.
В последние 20 лет развился жанр параллельной истории — фантастики на тему о том, как могло бы быть, хотя и не было. Такое ощущение, что здесь какой-то такой же сюжет, только в архитектуре. Причем сюжет длинный, с многими поворотами. Дело в том, что этот особняк очень странной архитектуры.
Он очень "ученый", с характерными историческими деталями, нарисованными не просто так, по наитию, а в результате тщательного изучения исторических прообразов; у этой архитектуры нет ясного и однозначного прототипа. Я написал "что-то из европейского XVII века", но на самом деле это непонятно что и из какой страны.
Детали, выполненные опять же с какой-то торжествующей виртуозностью, опознаются как ренессансные, XVI века. То же касается и сочетания ордера с неоштукатуренной кирпичной стеной. В Ренессанс так еще делали, позднее никакой классицизм не позволял себе такой варварской остроты — кирпич всегда штукатурили. Однако пропорциональный строй этого дома никак не может быть ренессансным. Обратите внимание на странные кариатиды. Обычно кариатиды — это женщины, которые несут на плечах какой-то вес: крышу, балку, хотя бы вазу. А здесь они оказались до того изящными, что их галантно не решились нагружать каким-либо весом, просто оставили для украшения. Что-то вроде пейзанок, которым не дают доить коров, чтобы не испортился маникюр. Они просто стоят рядом с коровками и радуют взгляд. Эта куртуазность свойственна никак не Ренессансу, а более поздним временам — придворной Франции. Сколько-нибудь опытному взгляду видно, что фронтоны над окнами кокетливо маловаты. Ну, как будто кто-то надевает платье меньше на размер, и из него кокетливо выпирает то, к чему задумано привлечь внимание. Такие — чуть меньше, чем нужно — фронтоны могло позволить себе французское рококо, но никак не Ренессанс. Но рококо, искусство розовых деталей на жемчужном фоне, никогда бы не позволило себе неоштукатуренных стен. Оно не так воспитано.
Если бы мне пришлось датировать такой дом, я предположил бы, что детали и сам дом созданы в разное время, причем дом позднее, чем детали. Ну, скажем, детали перенесены сюда с другого строения, с более ранней постройки. Или, скажем, их изготовили под один проект, а использовали в другом. Например, было в Москве в XVI веке Итальянское подворье, и посол флорентийского герцога решил строить себе виллу и заказал во Флоренции архитектурные детали. А пока их делали да везли, посол то ли сменился, то ли помер, и они 150 лет пролежали во дворе. А потом дом все же решили построить — и построили, но побольше, попросторнее. И тут появился какой-то архитектор, который использовал детали, которые лежали во дворе. Фантастический тонкач, который тонко — вплоть до неоштукатуренных стен — воспроизвел приемы позднего Ренессанса, но придал всему зданию едва уловимую куртуазность пропорционального строя, намекнув посвященным на последнюю французскую моду.
И опять все это простояло лет 300, разрушилось, и купила все это какая-то современная фирма под офисы. Усадьбу они ломать не решились, а тщательно реконструировали. Все сохранившиеся фрагменты сохранили, а недостающие объемы создали из стекла. И получилось очень изысканно, потому что стекло зеркальное, и этот рокайльный особнячок оказался как будто в зеркальной гардеробной и с удовольствием рассматривает все свои отражения. Причем он еще так кокетливо недоодет, у него две стеклянные вставки, через которые мы можем рассматривать, что у него внутри. Игривая реконструкция.
А не было этого ничего. Не было ни при Иване Грозном, ни при Алексее Михайловиче в России итальянского посла, который заказывал бы для своего дома ордерные детали на родине. Не было тут римских императоров, не одерживали они великих побед, не строили Триумфальных арок, не шли через них легионы с трофеями. Лгут обольстители-мистики, нет ничего, и ничего и не было! Вон чахлая липа есть, есть чугунная решетка и за ней бульвар...
Однако ж вот, пожалуйста, поглядите — оно стоит. На самом деле, конечно, все было иначе. Сначала купили КБ, придумали деловой центр "Туполев-Плаза", построили стеклянные офисы, а потом решили, что очень уж скучно получается. Позвали Дмитрия Бархина, и он придумал аттракцион, перевернувший ход времени в этом конкретном месте в обратную сторону.
Я думаю, что это один из самых фантастических аттракционов сегодняшней Москвы, потому что не знаю, где в мире сегодня могло бы такое возникнуть. Точно не в Европе — там слишком уважают историю, точно не в Америке — там нет знатоков классической архитектуры такого уровня. Вообще, тут требуется довольно парадоксальное сочетание чрезвычайного уважения к прошлому, когда все эти ордерные детали — модульоны, гуськи, каблучки и выкружки — нарисованы с такой тщательностью, с полным наплевательством на то, как оно было на самом деле, чего случалось, а чего нет. Причем это требуется не в одной отдельно взятой голове писателя Толкиена. Нужно, чтобы идеей создания параллельной истории увлеклась масса народу — от заказчиков до строителей, чтобы это был какой-то объединяющий всех посыл.
В каком-то смысле оборотной стороной таких фантазий оказываются преступления вроде достройки Царицына — там тоже сочинен дворец Екатерины, которого никогда не было. Но там при этом уничтожен реальный исторический памятник, причем прекрасный памятник, и сделала это власть для своей легитимации. А здесь ничего не уничтожено, здесь была унылая промзона, да еще с ощущением какой-то сталинской шарашки. А сделано это просто для красоты.
Я думаю, что это возможно только у нас. Ведь такое сочетание наплевательства на историю и преклонения перед ней бывает, когда идея, что предыдущая история была какой-то ошибкой, а жить надо было совсем иначе, овладевает всеми без исключения. Это становится понятным и привычным ходом мысли, когда подумать так — что за хлебом сходить. Это бывает перед или после больших исторических сломов, когда книги про повседневную жизнь средневековой Европы становятся массовым приятным чтением на ночь.
Принято мрачно шутить, что мы живем в стране с непредсказуемым прошлым. Но мы так уже прижились в этом непредсказуемом прошлом, что научились делать его необыкновенно привлекательным. Я хочу сказать, что людей, которые так любят прошлое, которого у них не было, можно, вероятно, упрекнуть в неуверенности в себе. Их можно пожалеть за то, что им достались такие смутные времена. Но им трудно иногда отказать в обаянии.

Григорий Ревзин. Непредсказуемое прошлое. «Коммерсантъ-Weekend», № 29 (75), 01 августа2008 
http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=916955

ваше мнение

Серёжа | 3084 дн. 12 ч. назад
Туполев-Плаза замечательна!

Это очень хорошая находка - так совместить старинный вид и зелёное стекло.

Можно, конечно, говорить, что неправильно было делать так-то и так-то, но дело в том, что до него на этом чрезвычайно важном с исторической точки зрения месте в непосредственной близости от бывшего места обитания Императоров, находилась промзона. От дворцового комплекса почти ничего не осталось. Поэтому, постройка "Туполев-Плаза" не исказило историческую суть района, а наоборот, значительно приукрасила его, вернула ему хоть какую-то долю его прежней значимости.

Да, исторически не достоверно. Но попытка воссоздания исторической достоверности одного конкретного здания в окружении новостроек и промзоны было бы откровенной подделкой. А это - новый шедевр.

И ещё: хотелось бы обратить внимание на то, что уважаемый Григорий Ревзин, видно, забыл как выглядит Триумфальная арка на Кутузовском проспекте, если утверждает, что арка "Туполев-Плазы" "превышает её по степени торжественности".

Возможно, он перепутал арку и фасад второго корпуса.

Также следует отметить, что дизайн "Туполев-Плазы" позволил ей очень красиво выглядеть ночью во время подсветки.
Гость | 3791 дн. 13 ч. назад
Туполев-Плаза, скорее, не доминанта района, а жемчужина его. Каскад,конечно, подавляет округу и доминирует.
Гость | 3815 дн. 13 ч. назад
да Каскад не выглядит так как его рекламировали в начале строительства. Проект сильно упростили. Я бы туполев плаза скорее назвал доминантой района, а не каскад
Гость | 3833 дн. 21 ч. назад
Подъехали посмотреть ЖК Каскад,но... застыли перед "Туполев-Плаза"...Такая красота..И Рим и Парж вспомнили, и те края, где никогда не были...
Перейти к обсуждению на форуме >>