Банк "Абсолют" на Цветном бульваре
Проектная организация: АРТЭ +
наше мнение мнение архитектора мнение критики ваше мнение
Банк "Абсолют" на Цветном бульваре. Фото: Юрий Пальмин, Владислав Ефимов
Банк "Абсолют" на Цветном бульваре
Банк "Абсолют" на Цветном бульваре. Аксонометрия
Банк "Абсолют" на Цветном бульваре. Интерьер холла
Банк "Абсолют" на Цветном бульваре. Фото: Николай Малинин

Банк "Абсолют" на Цветном бульваре. Фасад


Банк "Абсолют" на Цветном бульваре




Банк "Абсолют" на Цветном бульваре. Фото: Николай Малинин

Банк "Абсолют" на Цветном бульваре
Банк "Абсолют" на Цветном бульваре. Фото: Николай Малинин

Адрес: Цветной бульвар, д. 18/2
Проектная организация: НО «АрхФонд», АМ «АРТЭ +», ОАО «Моспроект»
Архитекторы: Владимир Юдинцев, Майя Бургандинова, Наталия Кузнецова, при участии Аркадия Глухова
Конструкторы: Николай Швецов, Валерия Антоновская, Олег Трухин, при участии Марианны Железовой
Оформление интерьеров: Юлия Шишарина, Петр Поликарпов, Борис Стадник, М.Корнеева («ABD Limited»)
Проект реставрации: Никита Мухин («Моспроект-2», мастерская № 13)
Рабочее проектирование: ОАО «Моспроект-1», мастерская № 3
Заказчик: ЗАО «САМО-96»
Генподрядчик: Strabag (Австрия)
Подрядчик: ООО ПКП «Вэлко-2000»
Площадь: 5900 кв.м
2003 - 2005

наше мнение

Цветной бульвар - заколдованное место. Новые дома строятся здесь непрерывно, весь ХХ век, а он все так же мил и любим. И никто не кричит, что «мы его теряем» - как кричали об Арбате или сейчас об Остоженке. Залез в полувековой давности книжку Сытина и обнаружил почти идентичное ощущение: «В наше время на бульваре построено несколько многоэтажных зданий, мало изменивших общий колорит застройки».

В чем же секрет? То ли бульвар так широк, что никакая архитектура не в силах испортить его панораму - даже Дом политпросвещения (посмотрим, впрочем, что будет на его месте). То ли работает историческая аура: а Цветной никогда не был аристократическим местом. Он и появился-то всего полтора века назад. И не на месте гордой крепости, а на болоте, образованном запруженной Неглинкой – «непроходимом и зловонном» по свидетельству Загоскина.

Происхождение давало себя знать: на гнилой почве расцвели кабаки и проститутки, воспетые Гиляровским. Революция их постепенно смела («Рабочий! Проснись, вставай и пройди / вверх и вниз по Цветному. / В тебе омерзенье и страх родит / этот немытый омут» - успел повозмущаться Маяковский), но традиция демократических радостей осталась. В линейку выстроились: кинотеатр, цирк, рынок (куда, кстати, переехал Охотный ряд). Затем к этому набору добавилась станция метро, и по количеству сооружений общественного назначения бульвар стал просто рекордсменом.

Соответственно и его застройка – в том числе и жилая (купеческая и мещанская) - не отличалась особой стильностью. Редкий дом на бульваре имеет выверенный облик, зато у каждого – богатая история, отразившаяся в архитектуре. Кинотеатр  перестроили из манежа для верховой езды, сохранив структуру многогранника. Фасад цирка восстановили «как было», заключив при этом в стеклянную «рамку». Дом, где была редакция «Литературной газеты», хранит следы перехода к сталинскому ампиру: ионический карниз на конструктивистском объеме. Иначе говоря, бульвар всегда был живым местом, открытым к переменам, но дух свой - хранил.

И архитекторы тоже всячески берегли общий строй бульвара с его 6-метровыми разрывами между домами. Даже банальная 9-этажка 60-х годов, деликатно отступающая от красной линии, выглядит здесь как-то неужасно. Лихая хай-тековская конструкция, которую Геннадий Надточий вывесил над «новодельным» домом Брюсова (№ 22), тоже придала бульвару глубины и остроты. А дом № 30, построенный в середине 90-х, стал своего рода прологом к обозреваемому объекту: и хотя он еще по-постмодернистски многословен (полукруглый объем на торце, угловая квадратная колонна, руст, лоджии, декоративные круги и фронтоны, и даже пресловутая башенка), в нем уже проступает та сложность и многослойность, которая определила характер здания банка.

Построили его тот же архитектор, используя даже похожие ходы (многослойный фасад, консольные выносы), но при этом насколько более цельным и гармоничным вышел новый дом. Крепкий, ладный, невысокий – он отлично вписался в бульвар, создав (как это всегда у Юдинцева) переходный масштаб – от купеческой 3-4-этажной застройки к кирпичной башне. При том, что физически дом высокий (5 полноценных этажей), выглядит он лишь чуть побольше своего двухэтажного соседа – как за счет пяти квадратов остекления, «изображающих» традиционные окна, так и за счет плавного нарастания высоты, приглушенного к тому же прозрачностью этих объемов.

Этот же самый сосед - скромный особнячок середины XIX века, который архитектора обязали восстановить со всеми его радостями, включая скатную кровлю – продиктовал и механизм их объединения. Ситуация была типовая: вот старое (которое, увы, не старое), а вот новое, и надо их «поженить». Но решение оказалось на диво оригинальным. Роль «переходника» взял на себя тот самый 6-метровый разрыв между домами, который был превращен в прозрачный внутренний двор. Но крыша его представляет из себя опрокинутую пирамиду. Логика вроде бы простая: у старого дома - скатная крыша, у переходного объекта крыша переворачивается и становится прозрачной, чем объединяет его с новым домом. Но такого в Москве еще не было.

Правда, у этого радикального решения есть два спорных момента. Возникло оно именно как ответ на контекст, но с улицы, увы, читается не всегда: опрокинутая крыша видна только в ясную погоду. Второй вопрос: справятся ли эксплуатационные службы с этакой неожиданностью, которая, как поэтически выразился Юдинцев, «соберет листья со всего бульвара». Из опыта известно, что, скорее всего, не справятся. Но и оглядываться на безрукость смежников тоже уже надоело. В конце концов, все необходимые приспособления для ликвидации мусора осуществлены.

Интересно, что дом развивается не только по высоте, но и в ортогональной плоскости. Фасадную плоскость ограничивает рама, внутри которой – стеклянный экран (своего рода «ответ» фасаду цирка). Но этот экран остается в плоскости фасада лишь на пять вышеупомянутых квадратов, а потом устремляется вглубь, к остекленному двору. Однако, карниз над входом возвращает это движение обратно, вправо, «сшивая» три части здания. Но далеко вынесенные козырьки двух крыш снова подчеркивают это движение влево. В результате мы получаем очень сложную композицию, которая все время сама себя гармонизирует: качнется вправо, качнувшись влево.

Остроты этому динамическому равновесию добавляют такие, например, приемы, как «изъятый» из фасадного прямоугольника шестой квадрат. Вообще, квадратный модуль играет очень важную роль во всей этой истории. Он прочитывается во всех частях здания: это и общий его объем, и пять «окон» фасада, и даже въезд в гараж (не сильно, увы, красящий общую картину). И маленькое окошко на месте «изъятого» большого квадрата тоже продолжает тему подобий, будучи квадратным. При этом оно (естественно!)  живет не в центре большого квадрата, а чуть сдвинуто, а такое же окошко в цокольном этаже загнано и вовсе в угол своего квадрата. То есть, сохраняется не только модуль, но и его движение.

При этом все это отнюдь не формальная игра в пятнашки. Наоборот, ей можно найти вполне социологическое обоснование. Конечно, упрекнуть дом в том, что он слишком вылез на бульвар, и так невозможно: тут никогда и не было дворянских усадеб, вальяжно прячущихся за курдонер. И тем не менее, когда какой-нибудь заказчик выжимает из участка максимум и воздвигает по красной линии сплошную стену, то всем неприятно. И прекрасно это понимая, архитектор ломает плоскость фасада, сдвигая основной объем вглубь, а на переднем плане оставляет необычный пилон. Который при этом забавно корреспондирует с таким же пилоном старого юдинцевского дома - № 30. Таким образом «сшивается» уже не только дом, но и весь бульвар.

Чисто стилистически возникающая композиционная сложность наводит на воспоминания о Питере Эйзенмане и вообще о деконструктивизме, который в Москве промелькнул лишь пару раз у Хазанова да у Асадова. Деконструктивизм вроде бы вышел из моды, но Москва живет по своим законам. Юному Брюсову, который мотался по заведениям Цветного, местные балаганы навевали, например, такое: «покой гренландских льдов, Алжира знойный сплин». Ну, а нам он пусть навевает мысли о солнечном Коннектикуте, где стоят эйзенмановские виллы 80-х годов. Которые Юдинцев тоже бы строил, кабы в те годы здесь вообще что-нибудь было можно.

Но гораздо важнее стилевой принадлежности то, что эта  игра продолжается и в интерьере, развиваясь уже не в плоскости, но в пространстве. Холл получился удивительно эффектным: фантастически светлое пространство, которое при этом не является кубометрами пустоты, а кажется хай-тековской фантазией на темы Пиранези. Гигантский объем холла пересечен диагоналями лестниц, меняющих направление на каждом из этажей, задником служит витраж на все четыре этажа, и всю эту красоту ты созерцаешь от самого входа и до самого верха.

Это какая-то совсем новая типология: и не атриум (светло, да не пусто), и не лестничный узел (движение бурное, но не сугубо утилитарное), и не вестибюль (рецепшн есть, но ты видишь куда больше, чем обычно при входе в офисное здание). Я бы сказал, что это Цветной бульвар, переведенный в интерьер: та же просторность, та же сложность пространственной организации, тот же широкий выбор ракурсов. Что для Юдинцева совершенно естественно: он 20 лет занимался градостроительством, и город у него уже в подсознании. Ему нет нужды подделываться и мимикрировать под среду. Традиция неизбежно найдет себе выражение - пусть и на каком-то ином уровне. С понятной для эпохи поправкой: погулять по этому холлу – удовольствие для избранных. А для вас, Козлов, - цирк, кино и рынок.

Николай Малинин. КУБИК НЕ РУБИК. «Штаб-квартира», 2004, № 10

мнение архитектора

Владимир Юдинцев:

Последний из дошедших до наших времен пустырек на четной стороне Цветного бульвара. Владение 18. Здесь был магазин «Сантехника». Напротив – Цирк и кинотеатр «Мир». Четной стороне не повезло. И хоть на ней построено за последние шесть лет пять новых домов, да еще с выраженным дворовым развитием, непосещаемость этой стороны была определена лет 25 назад Домом Политпросвещения. Ну не хочет здесь заказчик сделать объект активного обслуживания, чтобы люди сновали. И всем по фигу воспоминания Гиляровского о прелестях этой застройки в начале прошлого века: баня, номера, кабаки и девочки. Теперь здесь сплошные офисы и даже база КПРФ.

Вот и нам заказан банк. И обязательно в неомодерне. А на участке угол Цветного и Малого Сухаревского «держит» дом середины XIX века. С очень неплохими фасадами и крестовыми сводами в подвале. Дом разрешили снести, благо сильно осел и аварийный. Но надо воссоздать и оба уличных фасада, и подвалы. Ну и, естественно, скатную крышу.

Возникает избитая ситуация: часть комплекса – классический новодел, а сочетать его с «чисто новым» – затея явно провальная, так как единовременность строительства все равно разоблачит как подделки старого, так и новые притирки. Поэтому решили ничего не маскировать, а сделать зримой диффузию старых и новых форм, благо есть обширная наблюдательная площадка – Цветной бульвар, где ходить будут всегда, а характер обзора не деятельный, а скорее поэтический.

Если визуально не залезать новым на старое, то нужен какой-то переходник. В этом качестве взят внутренний двор – проход, перекрытый обратной пирамидой со стеклянной гранью для дополнительного освещения. Может и наивно, но мы рассчитываем, что она прочтется антитезой скатной крыше «старого дома», этим поглотит контраст обеих частей и позволит им читаться вместе, но независимо. Может быть, получится.

Отдаем себе отчет, что обратная пирамида как перекрытие неудобна, она соберет листья со всего бульвара и создаст кучу технических проблем. Зато может дать легкость и проницаемость интерьера. Существенным элементом внутреннего устройства банка является то, что сводчатые подвалы будут посещаемы персоналом и клиентами, что придаст хоть какой-то смысл их восстановлению.

Что делают ньюсмейкеры? Банк на Цветном бульваре. «Проект Классика», III-MMII (15.04.2002)
http://www.projectclassica.ru/newsmake/03_2002/03_2002_09.htm

Владимир Юдинцев:

Задание на проектирование предполагает восстановление и научную реставрацию уличных фасадов снесённого углового, наиболее исторически ценного строения. Это предполагает и устройство скатов видимой кровли, включая фрагмент дворового фасада.

«Новая» часть здания имеет переменную этажность. Общая композиция на площадке развивается «по спирали»: 3-х этажная (учитывая подкрышное пространство) часть, далее 4-х этажный восточный корпус и 5-ти этажный южный корпус, выходящий торцом на Цветной бульвар. Между корпусами находится многосветное пространство 9 x12 метров. На уровне 4-го этажа оно перекрывается «обратным» 3-х скатным перекрытием, остекленным в части, примыкающей к 5-ти этажному корпусу.

Сочетание скатной крыши вновь воссоздаваемого объёма и перекрытия двора призвано гармонизировать старую и новую части композиции объекта в целом. Вертикальные стеклянные витражи по периметру многосветного пространства обеспечивают дополнительно естественное освещение помещений по периметру внутреннего двора.

Главный вход в здание банка расположен между вновь воссоздаваемой частью старого строения и новым Г-образным зданием в освещаемое сверху крытое пространство. Въезд в подземную автостоянку осуществляется лифтом-подъёмником со стороны внутриквартального проезда. С него же - заезд спецмашин в дебаркадер банка. Со стороны Цветного бульвара предусмотрен только въезд для представительских машин руководства банка.

В подземном уровне размещаются автостоянка на 25 м/м и технические помещения всего комплекса. На 1-м этаже расположена вестибюльная группа помещений, операционный зал банка, офисы и вспомогательные помещения банка, а также представительский гараж на 9 м/м. На 2-м этаже размещается представительская часть банка и отдельные клиентские зоны помещений. На 3-5-м этажах размещаются офисные помещения, не имеющие специальной технологии. Центральная открытая лестница используется главным образом для представительской и клиентской зон банка. Кровля 4-го этажа используется как рекреация, остальная часть нового здания имеет плоские, неиспользуемые кровли. Перекрытие центрального многосветного пространства 3-х скатное с одним глухим скатом, с подогревом и внутренним водостоком, опираемое на несущие колонны.

Конструктивная основа здания - несущий железобетонный каркас, утеплитель, фрагменты вентилируемых фасадов и оштукатуренных поверхностей. Облицовка цоколей и отдельных частей фасадов естественным камнем. Скатные кровли изготовлены из цинко-титановых листов традиционного для Москвы цвета. Отдельный интерес представляют три элемента структуры здания имеющие активное формообразующее значение.

1. Светопрозрачное перекрытие над многоуровневым пространством выполнено в виде неправильной «обратной пирамиды». Такая форма обусловлена желанием сократить отапливаемый объём «атриума» и не превысить установленное заданием ограничение высоты в этой части здания. Так как стояла еще и чисто композиционная сверхзадача - увязать старый и новый объёмы, одна из плоскостей обратной пирамиды выполнена «глухим» алюкобондом, отчего и возник своеобразный антипод двускатной кровле старого объёма. Это хорошо видно с Цветного бульвара. Проблема этой формы - отвод воды и уборка снега и листьев с бульвара. Поэтому как светопрозрачная, так и глухая части пирамиды оснащены электрообогревом (стекло-пленочным, алюкобонд-проводным). Стык остеклённых плоскостей решен в виде обогреваемого шестиметрового желоба, отводящего воду в два торцевых внутренних водослива. Для чистки и обслуживания покрытия устроены металлические мостки с перилами и съёмными панелями из просечного металла, практически невидимые из интерьера.

2. Плоский светопрозрачный козырёк-навес над входом в здание с поперечными опорными ребрами, дающими «блуждающую» тень на входном портале практически от полудня до захода солнца (если оно есть). Та же проблема отвода воды и снега решается плёночным электрообогревом стекла. А вот водосборник располагается за узкой торцевой балкой облицованной камнем, как и весь фасад. Скрытой желоб-накопитель отдает воду в 2 обогреваемых водостока по обе стороны отстоящего от фасада пилона. Круговорот завершен.

3. Фальш-люкарни. При воссоздании углового дома он незаметно из двухэтажного превратился в трехэтажный за счёт увеличенного чердака. Сразу встает вопрос: как осветить? ГУОП с трудом разрешил треугольные люкарни. Ясно, что ими не осветить целый этаж. «Велюксы» отпали сразу. Просили разрешение сделать скаты люкарен стеклянными. Говорят: «не в стиле». Тогда мы их все-таки сделали целиком стеклянными.Торцевые окна -прозрачными, а для скатов подобрали отпескоструенное матовое стекло, которое снаружи никак не отличалось по цвету и тону от крытой цинко-титаном скатной кровли. В интерьере вышли полноценные световые фонари, которые с улицы выглядят как традиционные люкарни.

СИМВОЛ НАДЕЖНОСТИ. Банк в Москве. "АРТЭ +". Журнал "ARX", № 1 (2005)
http://arx.building.su/magazine/arx1_cont_5.shtml

мнение критики

ваше мнение

Гость | 3178 дн. 13 ч. назад
С радостью шла туда на работу. Люблю Цветной Бульвар.
Перейти к обсуждению на форуме >>