Отель "Красные Холмы"
наше мнение мнение архитектора мнение критики ваше мнение
вид от Новоспасского моста

вид с Малого Краснохолмского моста




у входа

кулич и пасха






Адрес: Москва, Космодамианская набережная, 52, стр. 6
Проектная организация: ООО «Товарищество театральных архитекторов»
Архитекторы: Юрий Гнедовский, Владилен Красильников, Дмитрий Солопов, Маргарита Гаврилова, Сергей Гнедовский
Конструктор: Сергей Белов
Заказчик: ОАО «Москва - Красные Холмы»
Подрядчик: «ЭНКА» / Турция

наше мнение

Вот уж действительно, большое видится на расстоянии. Каждый день смотрю из окна на это чудо (а оно у меня метрах эдак в пятистах), но в голову даже не приходит, что это – герой моего романа. А вот увидел пару раз издалека, как оно (чудо) над Москвой витает – так сразу перо к бумаге и запросилось.

А витает оно, действительно, как дух - где хочет. И с Тверской его видно, и с Садового, и даже в панораму Красной площади оно затесалось - аккурат между Василием Блаженным и Спасской башней. Глава Центра ландшафтно-визуального анализа сказал, что это все потому, что начало проектироваться здание 10 лет назад, а тогда его ведомства еще не было. 400 лет назад его тоже не было, но это не мешало зодчим вписывать колокольни точнехонько в перспективы улиц.

Апеллировали же авторы здания как раз к национальной традиции. Весь комплекс «Красных Холмов» задумывался как некая крепость (все-таки стоит на стрелке Острова, меж вод) или даже монастырь. В котором есть и крепостная стена с башнями (Riverside Towers), и главный храм (Дом музыки), и колокольня (гостиница). Когда же первую часть построили и все бросились ее ругать, авторы закричали: «Стойте-стойте! Вот завершим комплекс – тогда и поговорим».

Ну, завершили. Что же общего есть у этих трех частей? Там – кирпич, тут – стекло с металлом; там – постмодернизм, тут – хай-тек… Впрочем, в Кремле московском тоже много чего намешано, так что это, видимо, такая проекция - как если бы Иван Калита строил Кремль сразу с Дворцом съездов... Только в отличие от Кремля, где Дворец все портит, тут портит как раз "Кремль". Но поскольку в роли Дворца съездов тут выступает, скорее, Дом музыки, то гостиница превращается в совсем уж безумный инвариант: Иван Великий в хай-теке. Ну а с точки зрения композиции это, видимо, отсылка к питерской церкви Пресвятой Троицы, известной как «Кулич и Пасха». А коли уж Дом музыки в народе прозвали «скороваркой», то это, верно, «соковыжималка». Отличная пара, символизирующая технический прогресс и рост благосостояния народа.

Доминанта, конечно, дело хорошее. Она дает жителю ориентиры, структурирует панораму города. Оная панорама была одним из главных достоинств старой Москвы: над невысокой застройкой там и сям парили колокольни. Одному путешественнику напоминая лес мачт в порту. Потом старые доминанты снесли, а город вырос, и тогда спохватились, что нужны новые. Ими стали сталинские высотки. А сейчас он опять подрос, нужда в доминантах снова обострилась, и утолять ее будет новое «высотное кольцо Москвы». Логика налицо, хотя и сквозит в ней какой-то дурной механицизм.

Впрочем, любая дискуссия о небоскребах почему-то набита трюизмами. Архитектор всегда скажет, что небоскреб – вещь мощная по определению. Ну да, высота – это страшная сила. Ровно потому же он поначалу народу не нравится – как Мопассану Эйфелева башня. Нарушает привычный ландшафт, раздражает амбициозностью, гордыней смущает. Но потом все привыкают и даже бросаются на защиту – так, например, недавно чикагцы отстояли две свои кукурузины «Марина-сити».

Сделать небоскреб круглым – логично. По крайней мере, у него не будет более и менее удачных ракурсов, отовсюду он будет одинаковым. Но поскольку кукуруза, как и хрущевская архитектура, сегодня неактуальны, надо небоскреб чем-то увенчать. В первых вариантах это была, конечно же, башенка. Но за 15 лет башенки всем пообрыдли, и даже соседняя «недовысотка» на Павелецкой ее скинула. Так появилась летающая пиала. Символическое ее значение нам недоступно, а прагматическое очевидно: высоко сидеть, далеко глядеть, мед-пиво пить. Пусть не «Седьмое небо», но уж точно четвертое.

Правда, таким образом башня расплющила свое стремление ввысь, но такого рода компромиссность тут во всем. Можно даже сказать - цельность. Конечно, это никакой не небоскреб: всего 170 метров. И «пиала» не плавает в воздухе, а смешно подперта палочками. И приступочки оштукатуренные по башне смешно взбираются: то ли это попытка изобразить традиционную московскую ярусность, то ли площадей добрать. То ли это вообще свеча оплывшая. И хай-тек тут весьма робкий.

Но внутри вся эта цельность рушится – потому что там все весьма прилично. Все-таки первый Swissotel в России. Главная фишка отеля – виды. И они действительно открываются. И из номеров (окна почти во весь номер), и с открытой терассы на 24 этаже (здесь особенно уютно), и, конечно, из бара в «пиале». И других таких видовых точек в городе просто нет. Так что всем, кому здание не нравится, остается, как Мопассану, заливать горе здесь. Сто грамм – 875 рублей.

Николай Малинин. ПИАЛА В ОБЛАКАХ. Юрий Гнедовский. Отель «Красные Холмы». «Штаб-квартира», 2005, № 11 (39)

мнение архитектора

 

мнение критики

краевед Александр Можаев:

…Давеча вышел на Красную площадь и в очередной раз обомлел: площадь не та! Аккурат между Спасской башней и Василием Блаженным возвышается бетонная новостройка вполне фаллической внешности. Нет, стоит она, слава богу, не на самой площади, стоит она довольно-таки далеко, на Красных Холмах, но обозревается именно отсюда. Выросла тихо и быстро, как гриб на болоте. Не было никакой общественной шумихи, да и пресса не обратила на новостройку особого внимания. А ведь не каждый день в центре столицы появляются архитектурные доминанты, вносящие коррективы в священный для каждого гражданина ансамбль Красной площади.
Нельзя сказать, что эта мощная доминанта выполняет какую-то очень продуманную градостроительную функцию — замыкает перспективы улиц или создает необходимые акценты в прилегающем секторе. Она просто торчит из земной тверди, возвышаясь над Садовым кольцом на 170 метров. Зато в дальних, панорамных видах Замоскворечья башня участвует весьма активно — фонит, как говорят специалисты. Ее силуэтом можно любоваться и из Кремля, и из Зарядья, и с Большого Каменного моста. Примечательно, что столь габаритный проект не выносился на рассмотрение Экспертно-консультативного общественного совета и не подвергался необходимому ландшафтному анализу. Явление довольно странное и может быть объяснено разве что уважением коллег к зодчему Гнедовскому, а также к занимаемой им должности президента Союза архитекторов России.
Примечательно, что у большинства опрошенных наблюдателей могучая башня действительно вызывает самые неприличные ассоциации. Можно, конечно, сказать, что наблюдатели видят то, что хотят видеть по причине собственной испорченности, но в данном случае сходство и впрямь очевидно. И дело вовсе не в характерных очертаниях, а в явном бесстыдстве демонстрации сооружения подобных размеров в малопригодном для этого месте. Слишком уж откровенно выставляет себя напоказ эта выдающаяся доминанта.
Раймон Кено писал об Эйфелевой башне: «Не понимаю, почему Париж изображают женщиной, с такой-то штукой посередине». Но, согласитесь, Эйфелева башня в сравнении с башней Краснохолмской — просто образец женственности и даже целомудрия. Так что отныне говорить о Москве-матушке представляется совершенно неуместным. Ведь никто не будет спорить с тем, что мы являемся свидетелями очередного перерождения великой столицы, что Москва, обустроенная стараниями Лужкова и Ресина, — совсем не тот город, который мы знали прежде. Теперь становится очевидно, что новая реинкарнация бессмертной птицы Феникс имеет явно мужскую половую принадлежность, и нам не стоит этого стесняться. Пусть будет стыдно тому, кому показать нечего. А нашему городу свойственно расти, хорошеть и непрерывно видоизменяться, и если уж что где и выросло, то пускай все смотрят и завидуют. Не стоит подходить к оценке этой героической новостройки с позиций личного вкуса и канонического искусствоведения — надо отнестись к факту ее появления как к неоспоримому велению времени, как к загадочному чуду природы. В этом даже можно усмотреть исполнение древнего предначертания, ведь историки до сих пор спорят о том, как правильно читать имя города в летописи, впервые упоминающей его: Московь или же Москов?
Похоже, спор этот будет долгим; может быть, лишь потомки сумеют разобраться в истинной половой принадлежности нашего удивительного города. В данный момент мы можем лишь подвести итоги одного конкретного градостроительного эксперимента, развернувшегося на семи просторных гектарах Краснохолмской стрелки. Москва освоила идеальную стратегическую территорию, огромный творческий полигон, о котором могут лишь мечтать лучшие архитекторы мира. Стоило только бросить клич, объявить международный конкурс, и город наверняка получил бы что-нибудь действительно выдающееся, а может, даже гениальное — себе на гордость, всем на удивление. А получил всего- навсего еще один повод вот для таких идиотских шуточек.

Александр Можаев, "Большой город"


дизайнер Карим Рашид:

- Вы не первый раз в Москве. Где предпочитаете останавливаться?
- Обычно, приезжая в Москву, мне приходилось жить в старых, традиционных отелях, и, знаете, меня там часто мучили кошмары. На этот раз выбрал новую гостиницу, зато спал спокойно. Мне нравится, что в этом отеле все устроено очень технологично - удобные выключатели, легко контролировать приборы, не двигаясь с места. Нет ничего лучше современного отеля. Единственный минус - не могу не обратить внимания — в Swissotel очень банальные интерьеры.

Наталья Филатова. Весь в белом. «Итоги», 17.10.2005. С. 67.


В День города состоялась торжественная церемония открытия 34-этажного здания пятизвездочной гостиницы Swissotel "Красные Холмы" - одного из самых высоких зданий в Москве, в котором расположено 235 шикарных номеров. На церемонии открытия были замечены заместитель Мэра И. Орджоникидзе, высокие дипломатические чины из Швейцарии, Турции, Сингапура. Номера пятизвездочной новостройки делятся на несколько категорий в зависимости от размера, этажности и уровня комфорта. Swiss Business Advantage Room - комнаты площадью 35 кв.метров располагаются с 5-го по 18-й этаж гостиницы, оформлены в теплых тонах, в сочетании с каштановыми деревянными и мраморными полами. Swiss Business Executive Club Room (полулюксы) расположены от 19-го этажа; еще выше - номера "Панорама", площадью 47 кв. м. Угловые люксы имеют площадь 54 кв.метра, а апартаменты - 70 кв.метров. И, наконец, президентские апартаменты, расположенные на 28 этаже предлагают не только лучшие виды на Москву, но и наивысшую роскошь в городе. Площадь Президентских "покоев" - 156 кв. метров.

Газета "Квартира. Дача. Офис", 05.09.2005   

 

 

 

 

 

 

 

 

 

фото Александра Ложкина

 

генплан комплекса

 

церковь

соковыжималка kenwood je 700

 

жилой комплекс Marina City в Чикаго

 

одна из первых версий башни

офисная башня

 

Ги де Мопассан

конкурсный проект здания газеты Chicago Tribune Адольфа Лооса

ваше мнение

Гость эрик | 2268 дн. 5 ч. назад
А мне очень нравится,только правда что-то близко к центру построили надо было где-то в районе москва -сити строить.
architect | 2602 дн. 1 ч. назад
Господа архитекторы! Да это же просто дерьмо! В Москве срочно нужно убрать две вещи: это вот этот боллщит и памятник Петру Первому. И не пожалеть никаких денег налогоплательщиков, снести на... сколько бы это не стоило. Даже панораму Красной площади испортило!
lgmotion | 3292 дн. 3 ч. назад
и как теперь это убрать?
Гость | 3460 дн. 11 ч. назад
Раздражает на генетическом уровне. икакого ансамбля.
Гость | 3648 дн. 23 ч. назад
Сколько еще будут продолжать над Москвой глумиться?
Перейти к обсуждению на форуме >>